X

«Вы просто не умеете их готовить».

«Вы просто не умеете их готовить».
Моё первое высшее образование – учитель английского языка, то есть я не только филолог, а ещё и педагог, так сказать. Вполне очевидно, что выбор факультета был обусловлен словосочетанием «английский язык», а не словом «учитель», и для нас, для студентов, самым важным предметом была «Практика устной и письменной речи», сокращённо «ПУПР» (да-да-да, так и назывался предмет), а для преподавателей и экзаменаторов  - «Методика преподавания», и именно её в нас впихивали с особым усердием. Так как работать учителем я начала ещё на третьем курсе, сдать экзамен было крайне просто, хотя уже тогда было понятно, что система, по которой учили нас, абсолютно нерабочая, и я никогда не применяла её в своей учительской карьере. Но я помню «краеугольный камень» предмета, одно из ключевых понятий, а именно «ЗУН»: знания, умения, навыки.
Наверное, эти ЗУН и есть то, что определяет образ жизни человека – что ты умеешь делать, в чём ты профи, в чём ты силён. Это касается не только профессии, не только умения зарабатывать деньги, или вести переговоры, или составлять таблички с формулами в Excel, или варить кофе, но и чего-то личного, например, иметь навык быстро и вкусно готовить, вязать, шить, выращивать помидоры (как же без них), делать ремонт, красить заборы, лепить горшки из глины… Забавно, что моё поколение почти не имеет «жизненных» навыков, никто не любит готовить, а уж к вязанию, а тем более помидорам, относятся презрительно, считая эти умения абсолютно бесполезными, а вот поколение помладше уже больше замечено в интересе к кулинарным рецептам и пряже. Мы, наверное, больше вовлечены в процесс «выживания», нам некогда смаковать клюквенный соус и томлёную ягнятину, а уж тем более тратить месяц на вязание кашемирового жакета, можно просто «закинуть в топку организма» кусок какой-нибудь позавчерашней пиццы и урвать свитер на распродаже в магазине масс-маркетного трикотажа. Нам все время хочется «сэкономить время», хотя толком непонятно, куда мы денем это «сэкономленное» время, скорей всего, лишние пару часов поработаем, зачарованные иллюзией, что смысл жизни именно в работе, в суете, в драйве, в том, чтобы куда-то бежать и куда-то успеть, и уж точно не в смаковании клюквенного соуса, или в том, чтобы научиться лепить глиняные горшки на гончарном круге. Хотя есть ещё вариант «телефон / компьютер / телевизор», там свои боги времени, им тоже кушать надо.
В детстве нам закладывают базовые умения по тому, как пользоваться телом, рассказывают, что ноги для того, чтобы ходить, руки для того, чтобы мыть полы и посуду, рот для того, чтобы есть и говорить, попа для того, чтобы на ней сидеть, а голова для того, чтобы на ней шапку носить, холодно же без шапки. Лепка развивает мелкую моторику, чтение сказок вслух развивает воображение, заучивание стихов наизусть – память, хотя со стихами, скорей всего, не все так однозначно, иногда не помнишь, что вчера было на обед, куда уж нам «Мцыри» по памяти декламировать. Умеем ли мы правильно пользоваться своим умом – не знаю, после введения системы проверки знаний по принципу «ткни вариант ответа наугад, может, повезёт», меня терзают смутные сомнения, что образовательные учреждения как-то связаны с выработкой и применением навыков пользования собственными мозгами, но в рамках данной статьи меня интересует совсем другая группа навыков, а именно – умение пользоваться и управлять своими эмоциями.
Навскидку, первое, что приходит в голову – маленьким детям выражать эмоции либо запрещают, либо прямо указывают, какие эмоции испытывать нужно и положено, вне зависимости от того, какие он на самом деле испытывает. Выражать гнев и агрессию запрещено, даже если они абсолютно оправданы (если ребёнок в песочнице хочет огреть по голове лопаткой другого ребёнка за то, что тот пытается стащить чужое ведёрко, перед тем, как злобно шипеть ему о том, что «так нельзя», поставьте себя на место ребёнка и замените песочницу офисом, а ведёрко – годовой премией), испытывать страх – плохо, и от фразы «не бойся, собачка совсем не страшная», взрослый клыкастый питбуль моментально станет похож на пушистого игрушечного котёнка, грустить и плакать стыдно («что ты тут разнылся, как девчонка»), причём девчонкам плакать тоже стыдно, а вот испытывать стыд за поступок, неугодный взрослым, правильно («тебе должно быть стыдно за то-то и то-то", даже если у тебя эти то-то и то-то никакого стыда не вызывают). Напротив, выражать радость от визита, к примеру, бабушки, ребёнка заставят, и заставят выразить благодарность за подарок, и поделиться подарком – тоже. В сериале «Два с половиной человека» герой Чарли Шина на какой-то детской вечеринке спел как раз про это, я не ручаюсь за точность цитаты, но общий смысл был такой: «От бабушки неприятно пахнет, потому что она старая, и на лице у неё бородавки, но ты её всё равно поцелуй, потому что она приносит тебе подарки». В целом, получается что-то вроде: «Испытывай те эмоции, которые нам удобны и которые позволят нам тобой манипулировать и не испытывай те, с которыми мы не знаем, что делать».
Я не первый раз пишу про эмоции, и совершенно согласна с теорией, что наши эмоции есть наша внутренняя сигнальная система, словно лампочки на приборной панели, они всегда чётко и ясно показывают нам, функционируем ли мы корректно с точки зрения гармонии триады «Дух, Душа, Тело», или нет, и даже дают понять, что именно «не так». Если вы хоть раз читали (даже не очень внимательно) какую-либо книгу по метафизике болезней, то там вообще всё по полочкам разложено, что к чему ведёт. Часто обижаетесь или считаете себя лучше других – добро пожаловать в онкологию, гневаетесь – привет, гастрит и язва, боитесь неизвестного будущего – миопия, пытаетесь закрыться от того, что слышите вокруг, но не можете – отит, отказываетесь принять точку зрения других людей – проблемы с суставами. Всё честно, никакой мистики. Более того, «исцеление силой мысли» построено на том же самом принципе: если ты точно знаешь эмоциональную причину своей болезни, то тебе и вылечиться возможно изменением эмоционального состояния.
Но моя идея будет немного другой – проблемы у человека возникают не потому даже, что он эти самые эмоции испытывает, а потому, что он не знает, что с ними делать. Если бы нас в детстве учили навыкам «правильного использования эмоций» и в целом объясняли, «как это работает» (любимое выражение моего «гуру», вернее, моей, так как она есть очаровательная женщина), нам было бы легче жить. Если мы умеем правильно пользоваться своими эмоциями, то мы и с эмоциями других людей можем справиться, а вернее – принять. Самый лёгкий пример – взаимодействие женщины и мужчины в паре. Сколько раз вы слышали от мужчин, в том числе и «своих», фразу о том, что «Да с этой истеричкой вообще жить невозможно!»? Я – много, может в силу профессии, может, в силу того что у меня много друзей-мужчин. Но о чём говорит эта фраза? О том, что перед вами парочка инфантилов, которые пока ещё не овладели навыком владения своими эмоциями и принятия чужих.
Смоделируем ситуацию. Женщина хочет получить от мужчины подарок на день рождения, к примеру, серьги, но открыто об этом не говорит, считая, что он «сам должен догадаться», мужчина не догадывается и дарит что-то другое, или вообще ничего не дарит, так как «указания не было», женщина в обиде, слезах и истерике, мужчина в «непонятках», простите за просторечие, скандал, хлопание дверями,  диалог в стиле «ты- козёл / сама дура», она мысленно готовится к разводу, он спит в гараже. Праздник испорчен, сами понимаете.
Про то, почему женщины не умеют просить, я уже писала в предыдущей статье (так и называется, «Я не умею просить»), но в вышеуказанной ситуации я бы предположила, что попросить женщина стесняется, то есть, можем причислить это к категории стыда. Можно, конечно, ещё «покрутить» неуверенность в себе и недостойность, но и это может нам в итоге дать установку «Мне за себя стыдно, потому что я не такая, какой я должна быть, а если бы я была такая, какая я должна быть, муж бы и сам догадался, что я хочу получить в подарок». Позицию мужа можно понять двояко – либо он адекватный человек, который уверен, что жене с ним комфортно и она легко попросит его о том, чего ей хочется, и он просто ждёт этой просьбы, а может быть, даже и спросил напрямую, чего бы тебе, драгоценная моя, хотелось, но жена ответила «что ты, что ты, совершенно ничего не нужно», и ему и в голову не пришло, что она сказала неправду, либо у него в детстве была ситуация, в которой он что-то подарил девочке, которая ему нравилась, а она его высмеяла, и он не справился со своим стыдом. На моменте «недарения» женщина испытывает обиду, что само по себе неадекватная эмоция, а обида у женщины всегда является триггером гнева у мужчин – вот опять же по той причине, что он обиду от женщины «чует», а что с ней делать  - не знает, поэтому злится. Что делать с собственным гневом - мужчина тоже не знает, его этому не учили, его учили «не злиться», что в принципе невозможно, или «не показывать гнев», что противоестественно и приводит к накоплению негатива внутри, и впоследствии к появлению болезней. А может быть, у мужчины не было денег на подарок, и ему за это стыдно, и мы опять упираемся в то же самое – мне стыдно, и я не знаю, как с этим справиться. Что происходит дальше – женщина глубоко сидит в обиде и недостойности, мужчина – в стыде и гневе, и собственно, недалеко они ушли от детей, лупящих друг друга лопаткой в песочнице. Вариантов спасти брак два – обоим притвориться, что "всё нормально», придумать причину, по которой они не могут разойтись прямо сейчас (дети и ипотека, беспроигрышные варианты) и копить обиды дальше, до следующего скандала, или же попробовать честно признаться самим себе и друг другу в том, что они не справились с эмоциями, «вытянуть» по ниточке именно ту эмоцию, которая послужила триггером (может быть также слово или фраза), и понять, а хочу ли я и дальше испытывать именно эту эмоцию и служит ли она мне во благо. Помните, как в старой рекламе про «Я не люблю кошек?»  - «Вы просто не умеете их готовить».
Перефразируя фразу в стиле «котиков»: «В любой непонятной ситуации ложись спать», я бы сказала: «В любой ситуации, когда тебя захлёстывают эмоции, найди реальную причину, найди исходник». Зри в корень. Если на прогулке собака убежала на соседнюю улицу, то я злюсь на неё вовсе не из-за непослушания, а потому что мой мозг уже подкинул мне пару-тройку ужасных картинок, что могло бы в теории случиться плохого, вернее, самого плохого, и моя психика заранее встала в ступор от того, что если бы и правда что-то случилось, то она (психика) заранее сообщает, что не справится с чувствами вины, стыда и горя, и поэтому дала команду мозгу злиться, а рукам – отлупить собаку, когда она радостно и ни о чём плохом не подозревая прибежала обратно. И если я «отмотаю назад», я пойму, с какими конкретно чувствами мне нужно поработать, чтобы гулять спокойно, ну а собаку, естественно, нужно похвалить и погладить, за то что она вернулась к хозяину.
Самый важный вопрос к коучинге: «Почему?», и как только вы начинаете практиковать навык задавания себе этого вопроса каждый раз при возникновении негативной, болезненной эмоции, вы увидите, что многие ваши эмоции вообще испытывать необязательно.
Счастья и улыбок вам и до новых встреч,
Ваша,
#anyafincham
 
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем