X

Люди-акулы

Акулы, почуяв запах крови, начинают рвать на части.
То же случается и с некоторыми людьми. Почуяв слабину другого, они уже не могут остановиться уничтожать.
При этом сочувственно улыбаются. Люди-акулы рвут, но вербально при этом успокаивают: "Все ок, уже скоро закончу, потерпи чуть-чуть". 
 
Все маньяки при знакомстве милейший люди. В произведении "Коллекционер" Фаулз описывает, как один единственный выбор, который сделал главный герой, повернул человеческую личность на 180 градусов. И превратил человека, жаждущего любви, в безжалостного мучителя. То же когда-то случилось с людьми-акулами.
 
Я признаю, что мой мир - это моя проекция.
 
Это значит, что я привлекаю в свою жизнь нечто, чего страшусь и жажду одновременно.
Боюсь потому, что это опасное мероприятие, от которого я уже, очевидно, пострадала раньше, но могу не помнить. А жажду, потому что реально больше всего на свете, пусть неосознанно, но хочу выйти из него победителем. То есть, “закрыть гештальт”. 

Я будто хочу рвать зубами на части нечто, но “по привычке” отдаю на растерзание себя. Я неосознанно провоцирую ситуацию, но когда она приходит, мои тело и психика реагируют привычным с детства способом. 
 
Когда в детстве отец ругал меня, мне было себя очень жаль. Я горько и беззвучно рыдала - плакать со звуком было запрещено. При этом в глубине души соглашалась с отцом и терпела. Потому что знала, что недостаточно хороша, чтобы ко мне относились иначе. Я сама была “виновата”. Всегда и во всем. 
 
Быть жертвой и жалкой мне казалось единственным выходом - ведь таких жалеют. Так я жалела свою собаку, которую могла треснуть за то что она шкодила. И сразу же бегом бежала ее утешать и жалеть, увидев ее грустные глаза. 
 
Отец поступал со мной наоборот. Когда я и так обрыдалась от страха и безысходности, он еще больше меня бил, например, за то, что я не сделала хорошо уроки. Очевидно, что именно такое мое уязвимое состояние порождало у папы жажду “крови”.
 
Где-то тогда я начала понимать, что, если я буду уязвимой, никто не придет и не спасет меня.
 
Что стать на сторону уязвимого может человек. А акула не может. 
 
Так я в детстве становилась на сторону собаки. А мой папа стать на мою сторону не мог.
 
Но даже когда человека совсем проглотили - у него есть два выхода. Если он позволит себя переварить, то выйдет через задницу. То есть, станет такой же акулой. Если будет сопротивляться и станет достаточно неудобен, чтобы его проглотить, то выйдет через рот - куда и входил. Он станет раненым, но более сильным. И главное - человеком.
 
Людям-акулам надо кое-что покрепче. Жалостью их не пронять.
 
Моя знакомая решила поехать на год работать за границу и оставить ребёнка отцу, с которым она была в разводе. Они сохраняли хорошие отношения - как папа он всех устраивал. 
Он категорически отказывался оставаться с ребёнком. У нее же уже был подписан контракт и куплены билеты. Она считала, что все годы, пока дочь жила с ней, дают ей право взять себе год на свою жизнь. К тому же ребенок соглашался пожить с папой.
Но когда они встретились для последних переговоров, он сказал ей что-то обидное, и она - вместо того, чтобы привычно терпеть и упрашивать - со всей злостью, которая у нее скопилась за все это время, вылила на него кофе, что был у нее в руках. Ушла и заблокировала его всюду, где только можно. Через сутки он, обзвонив все на свете, пришёл к ней домой, извинился и сказал, что да, конечно, у нее есть этот право. Так она счастливо съездила, куда планировала, и недавно - перед карантином - вернулась и рассказала мне, как ей это удалось. 
 
Людей-акул можно остановить только так. Если вместо сочного мяса им подсунут кусок железной трубы. А потом, ещё ею ударят. Часто, если проявить свою реальную злость, вместо ожидаемых покорности и смирения, акулу отрезвляет и исцеляет больную ситуацию в самой, казалось бы, невозможной точке. 
 
Ситуация с моей знакомой помогла мне понять этот механизм. И я вспомнила, как на меня нападал отец. 
 
А потом вспомнила, как мой бывший муж часто кричал на меня, а я молчала. Мне казалось, что он ругается сам с собой - я боялась вступать в конфликт. Пока мы не развелись. После того, как мы разъехались, мне уже было все равно, и я уже не молчала. А он ещё год бегал за мной, чтобы я вернулась. Оказывается, когда я стала орать на него трехэтажным матом и перестала скрывать свою злость, он начал затыкаться, и я начала ему очень нравиться. 
 
Я словно шрамом на коже запомнила, что выныривать из уязвимого состояния нужно любой ценой.  Теперь осознаю, что склонна влетать туда с разбегу всякий раз, как жизнь представляется мне несправедливой. Но я также усвоила, что сначала надо выйти из “состояния беспомощной бедняжки” хотя бы мыслью, а потом ручки-ножки заработают в нужном направлении.
 
А еще я знаю: даже если я в противостоянии с акулой потерплю неудачу, для меня главное при этом - самой не превратиться в того, кому все равно, что жрать и сколько.
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем