X

Темы сексуальности: как учат гештальтистов (продолжение)

Продолжаю делиться впечатлениями от специализации Киевского Гештальт Университета. Это вторая часть второй трехдневки, которую вела Ирэна Голуба.
 
«Ты мне, я – тебе»
 
После небольшого перерыва Ирэна предлагает делиться сексуальными фантазиями. Для этого она удобнее располагается в кресле и не спеша, смакуя каждую деталь, своим бархатным голосом рассказывает, что бы хотела получить в сексе. Ведущая специализацию Ирина Шульженко подхватывает инициативу и тоже начинает мечтать вслух. Для меня это очень неожиданно, и я замираю от удивления – все-таки не часто я слышу интимные женские откровения. Смотрю по сторонам и с облегчением убеждаюсь, что я не один такой опешивший. А ведь с сексуальными фантазиями клиентов психотерапевты ведь должны уметь работать. И чтобы узнать чужие интимные грезы, приходится делиться своими – так быстрее возникает доверие.
 
Подав пример, Ирэна и Ирина немного раскрепостили группу, и теперь мы охотнее делимся фантазиями в парах. Вначале я осторожничаю, но когда напарник раскрывает о своем интимном, то я становлюсь смелее и готов делиться более секретными мечтами. Не пройдя это упражнение, я бы и не смог ощутить, насколько важным бывает доверие через взаимный обмен тайнами.
 
Оказывается, содержание таких мечтаний является мощным диагностическим средством, и оно позволит выявить и желания человека, и то, как он их удовлетворяет или наоборот – чем себя останавливает. Например, навязанными убеждениями (интроектами). Ведь бывает, что девушка может лишиться долгожданного секса только потому, что считает, будто им надо заниматься только на своей территории, и чтобы там был порядок, но именно сейчас квартира не убрана. И все, момент упущен. А сколько еще бывает таких ложных представлений, и каких – тут-то фантазии приходят на помощь.
 
Последней в тот день была «Игра на инструменте». Мы делимся на группки по четыре-пять человек, в которых один становится в круг, закрывает глаза и старается расслабиться, а остальные медленно и осторожно начинают его раскачивать. Аккуратно подталкивая то одну часть тела, то другую, они словно играют на нем, как на инструменте. А тот пытается отдаться подталкиваниям, довериться, насколько может, и уже не стоять, а изящно колебаться, словно язычок огня при нежном дыхании ветра. Я то сам выступаю таким ветерком, то становлюсь в круг и превращаюсь в инструмент, на котором «играют» три девушки. Вначале мне сложно расслабиться, но я все же доверяюсь играющим. И вот уже через минуту я чуть ли не забываюсь в наслаждении от плавных движений, в которые меня вводят шесть рук.
 
Так я еще раз научился доверять себя другим и получать от этого удовольствие. Наверное, в последний раз это было в детстве. А навык доверия и расслабления очень важен в сексуальной жизни. Мужчине важно уметь раскачать женскую сексуальность, женщине – уметь довериться и раскачаться, объясняет Ирэна.
 
Напоследок она просит принести на следующий день любимые трусы. Заинтригованные мы расходимся.
 
О чем говорят трусики
 
Дома я долго думал, какие же трусы для меня любимые. Так и не смог определиться, потому взял новые, что недавно купил. Желтые, с мелкими фигурками танцующих человечеков, они мне нравятся тем, что радуют глаз и поднимают настроение.
 
И вот на следующий день Шульженко в небольшой мешок собирает то, что каждый принес в качестве домашнего задания. Я едва успеваю сорвать бирку и бросаю туда своих «танцующих человечеков». Все замерли в ожидании того, что сейчас нам предложит тренер. Оказывается, сейчас мы будем делиться особенно личным. Ведь личность не всегда заканчивается на коже, объясняет Ирэна, и трусы – это тоже часть личности.
 
Теперь Шульженко предлагает каждому взять из мешка, не глядя, что попадется. Она внимательно следит, чтобы никто не взял свое белье – только чужое. Мне достаются кружевные темно-сиреневого цвета. «Попытайтесь примерить их на себя, побудьте в них, - слышу голос Ирины. – Как вы себя в них чувствуете? Чего в этот момент хотите?».
Успокоенный, что необязательно фантазировать о себе в женском белье, я сосредотачиваюсь на темно-сиреневых кружевах. И что я могу сказать об их хозяйке? Разбиваемся на тройки, и я начинаю размышлять. Если кружевные, значит, готова соблазнять. Или хочет подчеркнуть свою красоту хотя бы для себя самой. Да уж, знаток белья и его любительниц из меня так себе. Интересно, кто сейчас размышляет о моих желтых трусах, и главное – что?
 
Слушаю, что рассказывают о чужих трусиках участницы моей тройки. У них с фантазиями лучше, им даже нравится «примерять» на себя чужое белье. «Если бы я носила эти трусики, я бы…», – увлеченно начинают они говорить. Завидую девушкам – никак не могу представить себя в чужом белье.
 
Обсудив это в тройках, делимся впечатлениями в группе. Удивительно, но многие угадывают хозяек трусиков. Я замечаю, что последние часто слушают о своем белье тревожно. Когда одна девушка начинает говорить о моих трусах, точно так же затаиваю дыхание и я. В группе я один мужчина такой комплекции, поэтому угадать, кому принадлежат мои «человечеки», несложно. «Творческий, любит удобство…», – рассказывает обо мне девушка. Я стараюсь делать вид, что мне только любопытно. Действительно, не часто я так смущаюсь – всегда избегаю этого чувства. Тем не менее, подобный опыт у психотерапевтов должен быть. «Хочешь, чтобы клиент показал свои трусы, будь готов продемонстрировать свои», – напоминает Ирэна.
 
В дело идут киви и бананы
 
После перерыва она проводит психотерапевтическую сессию – показывает, как можно работать  с травмами в экспериментальном подходе. На эксперимент соглашается одна девушка. Как-то ей угрожал насилием какой-то негодяй, и вот у нее теперь иногда появляется страх мужчин. Психотерапевт предлагает клиентке воссоздать ситуацию, и та рискует попробовать. За одну минуту мы узнаем, что девушка не может дать отпор насильнику. Вместо того, чтобы отбиваться или звать на помощь, она безвольно сдается. Ирэна пытается раскрыть у клиентки хоть какую-то способность дать отпор – даже просто оттолкнуть. Голуба с большой мягкой игрушкой нападает на «жертву», и та вначале уворачивается. Но уже через несколько нападений начинает отбиваться: вначале робко, затем все агрессивнее, пока огромному игрушечному коту не достаются сильные удары. Клиентка уже не жертва.
 
От этого зависит очень многое, рассказывает нам еще горячая от борьбы Ирэна. Многие насильники ищут именно тех, кто осознанно или неосознанно согласен быть жертвой. Кто даже не будет пытаться дать отпор: если не физически, то хотя бы позвать на помощь или громко закричать. Даже если уверенно и злобно сказать «Пошел нах..!», то вряд ли насильник сможет что либо сделать – он увидит сильное намерение защищаться, и ему не останется только уйти.
 
На третий день Ирэна и Ирина угощают нас экзотическими плодами. Женщины получают бананы, а мужчины – киви. Причем, с вырезанной долькой, отчего при негромком хихиканье присутствующих зеленый плод с опушенной кожицей и щелочкой навевает эротические ассоциации – по аналогии с бананом.  Ведущие предлагают насладиться угощениями. Участницы трехдневки приступают к плодам по-разному: кто-то быстро снимает шкурку и жадно откусывает большой кусок мякоти, кто-то медленно раздвигает кожицу и робко кусает за кончик. Я деловито очищаю киви и пытаюсь сполна им насладиться: не спешу, но и не затягивая удовольствие – вижу, что есть еще несколько штук. Наблюдаю, как некоторые девушки едят бананы, краснея, и понимаю, что и я со стороны выгляжу аналогично.
 
Действительно, у секса и еды много общего – в том, как человек умеет ими насладиться, нет большой разницы. Я начал думать, что по тому, как человек ест, можно диагностировать, как он получает удовольствие от секса, и тут Шульженко обратилась к женщинам. «А когда вы полюбили член?», – спросила Ирина. Одна начала рассказывать. Еще одна подхватила тему. В разговор вступила еще одна, и еще. Я с интересом слушаю и жалею, что по условиям конфиденциальности не смогу об этом написать.
 
В ту трехдневку мы еще делали различные упражнения и много разговаривали – Ирэна с удовольствием объясняла многие вещи и отвечала на наши вопросы. А мы интересовались часто, поскольку она рассказывает очень увлекательно. Например, я узнал, что на сексуальность влияют культура и традиции, в том числе религиозные. По наблюдениям Ирэны, в Латвии много русских-староверов, и хуже всего с сексом именно у выходцев из таких семей. Чуть лучше у католиков, и гораздо лучше – у лютеран и православных, а меньше всего проблем у евреев.
 
Или вот, что Ирэна не признает термина «сексуальная ориентация», и вместо него предпочитает использовать «сексуальная конфигурация». Согласно этому определению, объект сексуального влечения определяется тем, как у человека произошло так называемое сексуальное запечатление. То есть, что и насколько сильно запечатлевается в психике при его первом сексуальном опыте – скорее всего, возбуждении. Тогда человека будет всегда сексуально тянуть на специфический объект – будь это лицо того же пола или женщина в махровых носках (без них никак). И менять сексуальную ориентацию бессмысленно, потому что запечатление уже произошло.
 
Почему женщины не любят, когда мужчины просят секса? Это против природы. Самки должны родить если не от сильнейшего, то хоть от более сильного. А если самец просит, значит, он в положении более слабого, чем самка. «На такого не встает», – говорит Ирэна.
 
Под конец Голуба угощает нас дебесманна – по-латышски это означает «Небесная манна». Это  малиновый мусс с манной крупой, настолько вкусный, что беру несколько добавок – это очень приятное завершение трех дней возбуждения. Ирэна приедет к нам на еще одну трехдневку, и это нас радует. В предвкушении следующей встречи мы расходимся.
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем