X

Прощение себя и родителей Или что такое Процесс Хоффмана

Поделюсь о своем знакомстве с процессом Хоффмана. Это такая психотерапевтическая методика, о которой я еще недавно вообще не слышал, но которая меня заинтересовала.
 
Почему я как-то поступаю в жизни и как это можно изменить, процесс Хоффмана обещает дать понять за неделю выездного тренинга. Но на прошлой неделе представители этой методики знакомили с ней киевлян, и я решил пойти. Мне было тем любопытнее, что коллега-психотерапевт Ира заинтриговала своим опытом.
“Я прошла процесс Хоффмана год назад. До этого я обучалась гештальт-терапии, психодраме, коучингу, а до этого - еще пять лет психологии. Все мне казалось понятным: мои родители - это мои родители, я - отдельная личность. Но то и дело возникали ситуации, которые возвращали меня в прошлое. Мне было понятно, что я переживаю, как эти чувства друг с другом связаны, но совсем неясно, что с ними делать. Процесс Хоффмана неожиданно помог мне осознать - как так получилось, что мои родители стали такими. Что у них тоже были родители. Какое “наследие” я, как “горячую картошку”, приняла от них когда-то, и передаю своему ребенку сейчас. Процесс дал осознание того, что мои эмоции определяются моим прошлым опытом и установками, и главное - как именно это работает для меня. Проработка родительских отношений помогла мне убрать целый пласт прошлых установок. Так я получила доступ к энергии, которая у меня всегда была. Я стала, наконец, ощущать, что я поступаю, так как хочу именно я, без ощущения того, что это плохо или неправильно, или “так надо”. У меня улучшились отношения с родителями, мне стало легче общаться с людьми. И даже в работе с клиентами, я стала отслеживать больше феноменов”, - так рассказывала мне она.
 
Я сам уже долго в психотерапии, понимаю, как раннее детство обуславливает дальнейшую жизнь, но многие детали и как лучше работать с ними, представляю смутно. А тут я могу познакомиться с готовым опытом работы с этими психическими механизмами. Ну и пошел. И немного таки познакомился.
 
Ознакомительный мастер-класс проводили немец Хольгер и его жена Дарья. Они вкратце ввели присутствующих в курс дела, а затем мы делали разные упражнения и задания. Как это выглядело? Встречались, представлялись, вспоминали, общались, задавали вопросы, слушали ответы, играли отцов, матерей, себя маленьких, проживали страх, гнев, печаль, радость. На этом Хольгер часто делал ударение – что процесс Хоффмана потому успешен, что задействует не только интеллект, но также тело и эмоции.
 
Что я вынес из этого знакомства с этой методикой? Революцию в моем сознании она не устроила. Скорее, утвердила в том, что знаю. Если вкратце, то выскажусь тезисами:
 
Все чувства и прочие реакции, которые человек испытывает, зависят от того, как он когда-то научился интерпретировать события и реагировать. А научился он, как правило, в раннем детстве, исходя из обстоятельств, которые его сопровождали, а также возможностей, которые у него были. И это были неприятные обстоятельства, а возможности были очень ограничены. Ведь далеко не все наши импульсы, действия и поступки получали поддержку от наших родителей. Некоторые встречали жесткую фрустрацию вроде отвержения, а то и физической боли. Возникающие при этом чувства – те же гнев или печаль – тоже часто приходится останавливать, поскольку и за их выражение дети рискуют получить отвержение вроде: «А ну не плачь!», «Как ты смеешь злиться!». Это уже не говоря о тысячах невербальных реакций, которые дети считывают с жестов и мимики родителей и тут же внедряют в свой поведенческий арсенал. В любом случае, результатом становится то, что мы научаемся сдерживать, а то и отвергать чувства, больше полагаться на мысли, заучивать определенные способы справляться с ситуациями. Когда эти все реакции становится автоматическим, а потом неосознаваемыми, мы и формируем наше привычное реагирование. А уже оно – то, как нам живется сейчас: кто больше радуется и вдохновляется, а кто тревожится и страдает. Все наши выработанные схемы поведения, восприятия, все, как мы реагируем на внешний мир, - это то, что в процессе Хоффмана называют паттернами.
 
Самое приятное в этом – паттерны можно изменить. У каждого направления психотерапии есть свои для этого инструменты. Одно добирается до подсознательного, другое повышает осознанность, третье совершенствует навыки и т.д. Но процесс Хоффмана на отдельное направление, похоже, не претендует – это именно методика, и она сосредотачивается именно на изменении этих привычных реакций. А для этого использует все подходящие техники, которые изобретает сама либо находит у других психотерапевтов: гештальт, психодрама, медитация, психоанализ и т.д.
 
Первое, что предлагает процесс Хоффмана – это внимание к паттернам. И помогает выявить, откуда и как он появился.
 
Второе – это отреагирование эмоций, которые когда-то мы по тем или иным причинам не смогли отреагировать. Действительно, изменить что-то в себе, если за этим «чем-то» стоит неотреагированная эмоция, невозможно. Понять – да. Но одним только интеллектом автоматизм реакций не изменишь.
 
Третье – это сочувствие и прощение родителей и себя – за то, что нам когда-то пришлось обзавестись мешающим жить паттерном. Ведь, по большому счету, родители как-то поступают с детьми не со зла, а только потому, что сами в своем детстве получили какие-то паттерны.
 
И четвертое – открытие новых, своих, а не родительских или когда-то застывших возможностей поведения. В итоге можно приблизиться к проживанию настоящего себя, переживанию своих чувств и желаний – тех, что в обычной жизни не могут проявиться из-за вынужденно нарощенной брони из стыда, убеждений и ролей.
 
За обедом я спросил у Хольгера – это ли обнаружение истинного себя является конечной целью процесса Хоффмана? Тренер ответил, что целью является примирение с родителями и собой, что, как следствие, приносит глубокое понимание себя самого и возможность решать, как поступать, как реагировать без этих самых паттернов. То есть, получить желаемые изменения.
 
Я так и представляю процесс Хоффмана – как избавление от реактивно-поведенческой шелухи, которой нам пришлось обзавестись при взаимодействии с травмирующей реальностью.
 
Работает ли эта методика? По одному ознакомительному дню мне сложно судить. Но ее теоретическое обоснование мне близко и понятно. И то, что я в самом начале этого дня случайно или закономерно, но выявил один свой паттерн, подсказывает мне, что процесс Хоффмана таки работает. Так что будь у меня возможность, я бы его прошел. Тем более, что полученный опыт можно использовать в дальнейшем. Пока что процесс Хоффмана на русском языке проходит только в России, но Хольгер и Дария говорили о том, что планируют провести процесс в Украине.
 
Если вам интересно узнать о ней побольше, то вот ее российский сайт:
http://hoffman-institut.ru. 
А если хотите еще больше, то вот обращайтесь к Ирина Нагорная (Irina Nagornaya) – она и организовывала это однодневное знакомство с Хольгером, Дарьей и процессом Хоффмана.
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем