X

Есть ли жизнь после невроза?

 Под неврозом в данной статье предлагается понимать тот комплекс неудовлетворенностей жизнью, с которой человек приходит к психологу. Существует много достойных определений невроза, невротической личности и  невротических механизмов, (Ф.Перлз; К. Хорни; Э.Фромм, и др). Также применим и индивидуалистический подход – как сам клиент определяет свои психологические проблемы и в чем видит их причины. Ну и само собой невроз это не психоз. Если сильно упрощать, в своей личной практике я вижу невротиков как «слишком хороших людей». Людей, которые очень хотят быть для всех хорошими, «чтобы любили», делают для этой любви многое, но у них почему-то не получается. У меня даже шутка такая есть: вот пришел еще один хороший человек, которому пришла пора испортиться ;)
 В-основном, люди приходят к психологам, чтобы избавиться/разрешить/вылечить свой невроз, надеясь на то, что когда это произойдет – жизнь их качественно изменится, наступит счастье/любовь/высокая самооценка и т.д.
 
 Согласно ожиданиям от работы с психологом – вопрос в заголовке статьи выглядит нелепым. Очевидный ответ: да, конечно! Есть жизнь. Лучшая жизнь! Главное – работать над собой и будет вам счастье. Но не так все просто и очевидно.
 Столь странный вопрос может возникнуть в довольно продвинутых стадиях процесса работы с психологом. В какой то момент человеку становятся очевидны перекосы и перегибы в его жизни и он созревает что-то поменять: уйти из неудовлетворяющих отношений, перестать волочить на себе все проблемы «за себя и за того парня» на работе, становится менее удобным для своей семьи, выражает свои желания и т.д.  (подставьте свой вариант). Человек замедляется при принятии решений, становится менее реактивен, перестает пытаться всех осчастливить. Начинает о себе заботиться, обнаруживает свою уязвимость и слабость, принимает ее, вообще начинает лучше к себе относиться. И закономерно меньше страдает и нервничает. А страдание - вообще очень важная деятельность, она занимает много времени и прекрасно конституирует жизнь. Всегда есть чем заняться, если умеешь страдать.
 То, о чем мне хочется рассказать  - особенно касается высокомотивированных клиентов, «вершителей собственных судеб», приходящих к психологу за реальными изменениями и нацеленные на результат. С такими клиентами быстро возникает рабочий альянс и сопротивление не выраженное. Стоит ли говорить, что таких клиентов психологи любят – они способны на благодарность и дают психологу ощущение смысла его работы. В жизни клиента происходят позитивные перемены, есть движение – а это хорошо.
  
Такой клиент «работает над собой», гордится этим и всячески рекламирует психотерапию. Казалось бы, живи да радуйся. Но впереди ждет один этап в терапии, который становится неожиданным и очень трудным для таких клиентов. На нем мне бы и хотелось заострить внимание.
Итак, авгиевы конюшни расчищены, страдание перестает быть острым, тревоги меньше и психическая жизнь стала более равномерной. Часть личности, наблюдающая за эмоциональной жизнью, хорошо прокачалась и помогает не тратить на эмоциональные колебания огромные ресурсы. Человек завершил неудовлетворительные отношения или изменил их, осознал свои невротические сценарии и механизмы. Враги отступили, битва либо выиграна либо проиграна, выводы сделаны и пережиты. Произошли реальные изменения и адаптация к ним. Движение замедляется.
 И в один момент обнаруживается, что не очень понятно как дальше собственно жить. Ничего не происходит. Как жить, если невроз более не управляет?  Что делать, если не получается легко и непринужденно выбирать неподходящих партнеров, как жить, если не спасать других, а дать им спасаться самостоятельно, как жить, если нет желания доказывать свою состоятельность родителям и т.д. и т.п. Как жить без сильной тревоги, толкающей возбуждение и заставляющей развивать бурную деятельность? Где брать энергию, если не очень важно быть таким уж хорошим, лучшим, сильным…
Где брать мотивацию? Обнаруживается, что огромное количество вещей, которые раньше хотелось делать, теперь делать не хочется. Раньше не хотелось, но делалось. А теперь невозможно себя насиловать – ну никак не получается. Привычная драма и сюжет становится скучен (я смотрел это кино сто тысяч раз!).  И вот тут становится довольно страшно и первый раз встает странный вопросик-подозрение : а есть ли жизнь после невроза (что это за кино вообще и где его показывают)?
Субъективно , во внутреннем мире этот период может переживаться как упадок сил: ничего не хочется. Один мой клиент называл именно это состояние «страхом кастрации». Он имел в виду кастрацию желаний.  Переживается болезненное фатальное одиночество, растерянность, отчаяние. Я бы даже сказала ОДИНОЧЕСТВО, с большой буквы. Человек начинает прекрасно видеть границы личности, своего домика. Царства, в котором он бесконечно одинок.
  
Такое состояние легко  спутать с депрессивным расстройством. Однако, это не оно. Переживается нормативная депрессивная реакция, необходимая для проживания. На этой стадии отношение к терапии может меняться – от ложного ощущение, что она закончена до разочарования и символической претензии к психологу, что он не предупредил, о том как неожиданно станет трудно и победный путь изменений пройдет через пустое депрессивное пространство без конца, без края, где ни наград тебе, ни энергии, ни обещанного себе счастья. Желание вернуть матрицу обратно и выбрать другую таблетку. Пардон за поэтичность, у меня много сочувствия и к себе и к своим клиентам  в этом переживании.
Одним словом, сложно. Сложно, необходимо, дорого. Дорого, потому что именно этот опыт – фундамент жизненного выбора, который сделает человек. Выбора  нового сюжета. Дорого, потому что если все идет по плану, позже становится понятно, какая огромная ценность в этом моменте-периоде. И что именно тогда была одержана настоящая победа. И есть за что себя уважать.
На выходе из депрессивной пустыни фатального одиночества, свободного от невроза, потихоньку открывается новый этап. Более всего он напоминает зрелость. Меняется и схема распределения энергии и ее источники, меняется самоощущение. Пресловутое Счастье становится собственным продуктом, не очень зависящим от внешних агентов.
Вот пришел вопрос на эту тему: а нет ли опасности, что человек от одиночества новый себе невроз организует? Не придет ли другой невроз на смену ушедшему ? Чтобы заполнить пустоту и то ОДИНОЧЕСТВО? 
Такой опасности нет, если процесс не прерван и завершен. Потому что по сути много новых навыков психических появляется: чувствительность к своим границам, к чужим границам, навыки уборки и заботы о своем внутреннем домике. Много чего. Это как на велосипеде кататься – разучиться невозможно! Одиночество с большой буквы становится дружеским отношением (или любовным) с самим собой, а там и другие люди подтягиваются.
Ну, так чего? Есть ли жизнь после невроза? Конечно, есть! Какая? Не знаю, такая как вы сами захотите ;) Лучше, чем до? Понятия не имею – но она точно другая и уж точно в ней больше вашего авторства.
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем