X

Залог совместности

Слышать я научился еще в животе матери. А вот слушать – через 37 с половиной лет после того, как вышел из утробы. Способность проявлять внимание к собеседнику я получил в Карпатах, в четвертую ночь Вижн Квеста. И ту ночь я до сих пор считаю своим вторым рождением.
 
Потому что до того момента это был другой я. Эгоцентричный манипулятор, обиженный на мир за то, что не получаю ожидаемого. Того, на что я рассчитывал, и мне казалось, что я имел право рассчитывать, потому что очень старался, приложил много усилий, заплатил цену и не одну. И я страдал. И люди вокруг меня страдали. И выхода этому не было и даже не намечалось. Потому что я не слушал никого – я слышал только свое якобы справедливое желание получить свое.
 
Я видел в других только их функцию. Дерево – для дров. Птицы – для еды или щебетания. Люди – для удовлетворения моих социальных потребностей. Даже в самом себе я видел функцию, и требовал от себя только эффективности. Я слышал то, что хотел слышать. То, что вписывалось в рамки моих представлений. Для меня все были объекты.
 
Но после четвертой ночи Вижн Квеста я, как бы это объяснить – наконец-то услышал. Я открыл, что этот мир не крутится вокруг меня. Что есть другие, и все они такие же полноценные части мироздания, что и я. Что деревья, птицы, люди и все-все-все на этом свете каждый по себе прекрасен и достоин уважения. Не объектного к себе отношения, а субъектного. То есть, видели в них таких же субъектов, что я.
 
Не могу сказать, что я сразу начал всех слушать. Нет, я только делал первые попытки. И сейчас я часто ловлю себя на том, что не слушаю человека. Не пытаюсь понять, что он хочет донести мне, а жду момента, когда смогу выдать ему свою тираду. Когда замечаю это, то считаю, что нам крупно повезло. Тогда у нас есть шанс получить обоюдное удовлетворение.
 
Потому что пока я слышу только себя, то, когда вступаю в контакт, пытаюсь использовать другого. Навязать ему свое желание. И если другой такой же – он пытается «прогнуть» меня. И тогда мы начинаем бороться: аргументами, физической силой, иными санкциями. Но победа приносит очень краткое удовольствие – поверженный так и ждет, когда сможет взять реванш. То есть, получить такое же краткое удовольствие.
 
Помню, часто возмущался психотерапевту на девушек. Что я для них и то, и другое, а они идти мне навстречу – ни в какую. Или хвастал: вон как я заставил ее делать, как я хочу! А на следующем сеансе снова негодовал, что меня кто-то использовал. Я благодарю своего психотерапевта за его терпение – мне понадобилось два года, чтобы я увидел в нем не только психотерапевтическую функцию, но и живого человека. Чтобы я наконец понял: я могу сколько угодно за свою плату требовать от него жизненных улучшений, но пока сам не научусь слушать, никаких изменений ожидать не стоит. Потому что психотерапия, как парный танец, требует совместности.
 
Подобное часто происходит в семьях, когда муж или жена хочет, чтобы было по-его/по-ее. Приблизительно такое же бывает в обществах, когда одна часть хочет насадить другой свою позицию. И стороны не слушают друг друга – каждая талдычит свою мантру, а обозленная, что ее никто не слушает, нападает на тех, в ком видит врага. Злость достигает такого уровня, что супостата видит в каждом, кто не талдычит эту же мантру.
 
Похоже, именно поэтому я сильно возмущаюсь, когда вижу, что кто-то пытается навязать кому-то свою волю и взгляды, а встретив несогласие – тут же старается уничтожить того, пусть даже морально. И неважно, кто и как. Одинаково возмущаюсь как теми, кто курит, где хочет и плюет на потребности окружающих, так и теми, кто злорадствует, что наконец в ночных пабах курильщики не смогут курить. Как теми, кто не дает права геям быть, так и теми, кто не дает право не любить гей-парады.
Люди, нежелающие слушать, вызывают во мне море гнева. Как будто я не даю им права быть такими, каким я сам был три года назад.
 
И тут я понимаю: легко слушать того, кто тебя слушает. Кто не только слышит тебя, но проявляет к тебе внимание и видит в тебе такого же субъекта, что и он.
 
Гораздо сложнее слушать того, кто тебя слушать не хочет. Кто выплескивает на тебя накопленную злость, кто хочет затоптать тебя только потому, что ты на что-то смотришь иначе. Но если не слушать, не пытаться понять, что на самом деле стоит за его злостью, если не отнестись к его чувствам – с поддержкой или сочувствием – вступить в субъектные отношения не получится. Тогда придется оставаться друг другу объектами.
 
А значит, никакой совместности не светит.
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем