X

Депрессивная личность / маниакальная личность: смех сквозь невидимые миру слезы.

Депрессия – слово, ставшее привычным в повседневном лексиконе человека. Мы говорим: «У меня депрессия», подразумевая сниженное настроение, усталость, апатию или печаль.
Мания – встречается реже и ассоциируется с психиатрическим термином. Маниакальное состояние – это отрицание депрессии, когда за воодушевлением, активностью и ироничностью прячутся невыносимость одиночества и непрожитая печаль.
То есть маниакальная личность имеет ту же внутреннюю организацию, что и депрессивная, но отрицает депрессию, впадая в противоположность – манию. Мания – оборотная сторона депрессии.
 
Опыт ранней утраты или отторжения – заметная тема семейных историй депрессивных и маниакальных людей. Раннее отлучение от груди, пребывание в больнице или реанимации, куда не пускали маму, родители много работали, либо часто переезжали и сменяли места жительства.
Сами по себе утраты не приведут к формированию депрессивного/маниакального характера. А вот семейная атмосфера, в которой не поощряется печаль, где горюющему ребенку дают наставления «хватит ныть, «возьми себя в руки», «эгоист» – формирует депрессивные тенденции.
Критика и насилие встречаются в прошлом маниакальных и депрессивных людей. Дети чувствуют негласный запрет на печаль, и она уходит вглубь. Постепенно возникает убеждение в собственной неправильности.
В 1,5 года меня положили в больницу, я не помню обстоятельств. Но запомнилось пронизывающее чувство страха после «предательства» родителей, когда они передали меня врачам. Горе, одиночество, бессилие и ощущение, что со мной что-то не так… Позже появился запрет на обиду, ведь родители сделали как лучше для меня. Неправильно обижаться, но я обижаюсь, значит, это я «неправильная».
Из терапевтической беседы
Если ребенок, переживающий утрату, слишком мал, то он создает предположение о собственной «нехорошести». «Папочка переезжает, поскольку они с мамочкой не подходят друг другу». Двухлетний ребенок не поймет, о чем это? Малыш, чей родитель исчез, предполагает, что это произошло из-за того, он (ребенок) плохой. Дети нуждаются в адекватных возрасту объяснениях происходящих трудностей.
В семье я была младшим ребенком и узнавала последней семейные новости — родители не считали нужным меня ни во что своевременно посвящать. Однажды при мне соседи начали обсуждать аварию, в которую накануне попала моя старшая сестра. Сестра к тому моменту уже вернулась домой, а я, как выяснилось, все еще ничего не знала….
Из терапевтической беседы
Таким образом, депрессивная личность и маниакальная личность — считают себя в глубине души плохими. Они совершают правильные поступки, и боятся показаться глупыми, неприличными или недостойными. Волонтеры, альтруисты, филантропы, представители помогающих профессий, психологи – среди них много людей депрессивного склада.
Депрессивные люди испытывают чувство вины как следствие ощущения «я плохой». Отделения полиции привыкли к звонкам патологически депрессивных людей, берущих ответственность за преступления, которые они никак не могли совершить.
Когда меня обвиняют в преступлении, которого я не совершал, я спрашиваю себя, почему я о нем забыл.
Уильям Голдман, писатель
Маниакальная личность отрицает вину, поэтому не останавливается, чтобы прислушаться к себе. Такие люди вертятся, двигаются, смеются, чтобы не встретиться с собственной виной и депрессией. Они радостны, высокоактивны, кокетливы и эффектны, но чувствуют скрытую вину, неспособны быть в одиночестве, поверхностны. Многие комики и юмористы маниакальны –веселы и остроумны, но страдают от депрессивных эпизодов, когда наступает истощение.
Из-за вины депрессивные и маниакальные люди чувствительны к критике, так как склонны слышать только негативную информацию о себе. В случае неконструктивной критики и нападок, депрессивный человек не различает, где правда, а где незаслуженное оскорбление.
Маниакальные и депрессивные люди внешне на критику реагируют по-разному – депрессивные принимают на себя и печалятся, маниакальные – активно отрицают критику и высмеивают обидчика.
Важно признавать негативные чувства, давать им волю. Тогда становится видно, что гнев  в конечном итоге сближает с людьми, в отличие от лицемерия и неконтактности.
Фактор развития депрессивного и маниакального характера – это клиническая депрессия у матери в ранние годы ребенка. Депрессивная мать минимально ухаживает за ребёнком, даже если желает ему всего лучшего. Ребенок впоследствии будет чувствовать, что его потребности изнуряют и истощают окружающих.
В историях людей маниакального характера обнаруживается еще больше серьезных утрат: смерти близких без возможности оплакать, разводы и разлуки, о которых не говорят, переезды без подготовки, критика и насилие, а внимание родителей – еще более скудно, чем у людей с депрессивным характером.
Мы переезжали 12 раз. Однажды я пришел из школы, а у дома стоял грузовик и упаковывали вещи. Так я понял, что мы в очередной раз переезжаем.
Из терапевтической беседы
Люди, пережившие в детстве опыт частых переездов вместе с запретом тосковать и горевать по утраченным друзьям, чаще бывают склонны к маниакальному полюсу.  Ребенку запрещают испытывать негативные чувства, он не научается справляться с горем.
Фразы «хватит ныть», «наматываешь сопли на кулак» налагают запрет на печаль. Человек усваивает запреты, отрицает печаль, и в дальнейшем боится привязанности к людям и местам, так как не умеет справляться с болью потери. Человек становится противоположностью печальному — поверхностным, грандиозным, тревожно-веселым – таким образом, сформировалась мания.
Депрессивная личность/маниакальная личность: отношения с другими
Маниакальные люди поверхностны, так как боятся привязаться, чтобы потом не испытывать горечь и печаль утраты, которую, к тому же, нереально будет оплакать и пережить – навыка-то нет!  Они очаровательны, располагают и привязывают к себе других, но без ответной взаимности и глубины.
В юности у меня было 20 сексуальных партнеров. Иногда я встречалась с тремя мужчинами в одно время, но ни с кем не была близка. Я не знала, что такое близость, мне смутно хотелось чего-то такого, но было слишком страшно, и я бежала.
Из терапевтической беседы
Для маниакального человека важно научиться останавливаться. Этому помогут практики медитации, йоги или ежедневные дневниковые записи. В зрелом возрасте маниакальным людям становится проще переживать печаль, останавливаться и осмыслять жизнь. Энергия ослабляется, и человек учится любить с меньшим страхом.
Раньше я напоминала юлу, как только что-то случалось, меня буквально «несло» куда-то. Я могла «очнуться» в чужом городе без денег, но это не становилось проблемой, меня опять «несло» дальше…
Из терапевтической беседы
Большинство людей, с нормальным депрессивным характером, располагают к себе и вызывают симпатию. Поскольку они направляют критику вовнутрь, они альтруистичны, щедры, чувствительны и сострадательны. Эти замечательные качества иногда работают во вред, если окружающие «садятся на шею». Женщина – депрессивная личность, может оставаться с агрессивным мужчиной, так как верит, что если станет достаточно хорошей, то плохое отношение со стороны партнера прекратится.
Депрессивному человеку важно учиться уважению к самому себе. Других людей он уважает и даже превозносит в ущерб самооценке, но к себе слишком критичен.
Иногда человек с депрессивным характером рассматривает жизнь в ключе «все – дерьмо, а потом ты умираешь». Они ворчат, и бесконечно жалуются друзьям и подругам на судьбу, которая несправедливо обошлась с ними.
Попытки изменить обстоятельства угрожают сладости ворчания. Поскольку тогда получится так, что депрессивная личность сама будет отвечать за свою жизнь, а не судьба или «плохие» люди –  государство, мировой кризис, жадные работодатели и пр. Внутренняя пассивность депрессивного человека может раздражать окружающих.
Меня бесит, когда муж предлагает решить проблему в ответ на рассказы о трудностях на работе. Мне нужно, чтобы он просто посочувствовал мне.
Из терапевтической беседы
Итак, мы выделили следующие особенности человека с депрессивным и маниакальным типом личности, и предложили способы их интеграции в жизнь:
Внутреннее ощущение собственной «плохости» и страх разоблачения. Депрессивные и маниакальные люди стараются быть хорошими, чтобы сохранить стабильную самооценку и избежать глубокой печали. Волонтеры, альтруисты, филантропы, представители помогающих профессий, психологи – среди них много людей депрессивного склада.
Сквозное чувство вины, которое снимается правильными поступками на время. Важно вернуть себе право быть разным – быть в чем-то «плохим», испытывать негативные чувства, давать им проявляться, в чем-то отказывать другим. Тогда становится видно, что конфликты сближают, в отличие от лицемерия и неконтактности.
У маниакальных людей в прошлом больше утрат, насилия или критики, чем у депрессивных. Вырабатывается защита – чтобы не испытывать боль, лучше не привязываться ни к кому и ничему. Важно учиться любить, справляясь со страхом потери.
Маниакальные люди вертятся, двигаются, смеются, чтобы не встретиться с собственной виной и депрессией. Такому человеку необходимо останавливаться. С помощью практик медитации, йоги или ежедневных дневниковых записей.
Депрессивный человек уважает других людей и даже превозносит их в ущерб самооценке, но к себе слишком критичен. Важно учиться уважению к самому себе.
 
 
 
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем