X

Как трудно быть близкими.

Трудно представить более значимое переживание в нашей жизни, чем чувство близости. Для большинства людей отношения подлинной близости приносят радость, счастье, энергию и ощущение полноты жизни. И ничто так не отнимает у человека силы, а зачастую и здоровье, как травмы и потери в близких отношениях. Е. Калитиевская пишет: «Иногда хочется представлять себе близость как точку абсолютной ценности, которую хочется зафиксировать. Однако, все, что мы проживаем, является процессом построения этого переживания всегда вместе с кем-то, кто также проживает свой опыт.  И,  даже если мы пользуемся одними и теми же понятиями, в двух феноменологических космических пространствах они звучат по-разному и организуют разный опыт. Феноменология близости и травмы близости всегда есть опыт Я-Ты отношений, опыт безнадежности и печали, поскольку  Ты другого человека бесконечно и непостижимо.  Я  и Ты - это не структуры, а процессы» (1).
Что же зависит от нас? Что значит - быть близкими? И что мы можем сделать, чтобы нежная птица близости оставалась в саду нашей жизни? Попробуем посмотреть на это с разных сторон.
Одной из важнейших особенностей феноменологии близости является тот неоспоримый факт, что каждый человек хочет и одновременно боится близости! Попробуем разобраться в сущности этого противоречия. Слово «близость», интимность, происходит от латинского корня intimum,чтоозначает внутреннее, глубочайшее внутреннее ядро. Быть близким – это значит позволить другому увидеть тебя таким, как ты видишь себя – позволить другому увидеть тебя изнутри, пригласить кого-то в глубочайшее ядро твоего существа. Люди в большинстве своём не готовы и недостаточно храбры, чтобы открыться, чтобы показать свой внутренний мир во всей его сложности и уязвимости.
«Каждый боится близости – утверждает Ошо, – другое дело, осознаете вы это или нет. Близость означает: полностью показать себя незнакомцу – а все мы незнакомцы; никто никого не знает. Мы незнакомцы даже для самих себя, потому что не знаем, кто мы такие» (2:71).
Нам необходимо отбросить все защиты, лишь тогда возможна близость. И страшно то, что если мы отбросим все защиты, все маски, кто знает, что с нами сделает другой человек? Поэтому все мы прячемся за тысячей и одной вещью, и не только от других, но и от самих себя, потому что нас воспитали с тысячью страхов, со всевозможными подавлениями, ограничениями, табу. И страх приближения состоит в том, что «незнакомость» не исчезает никогда, – безопаснее кажется поддерживать некоторое расстояние, некоторую защиту, потому что кто-то может воспользоваться нашими слабостями, нашей хрупкостью и уязвимостью.
И, тем не менее, каждый человек хочет близости. Ошо говорит об этом так: «Каждый хочет близости, потому что иначе ты одинок во Вселенной – без друга, без любимого, без кого-то, кому ты можешь доверять, без кого-то, кому ты можешь открыть все свои раныА раны не могут исцелиться, если они не открыты. Чем более ты их прячешь, тем они становятся опаснее» (2:49).
         Мы хотим, чтобы другой человек был нам близким, чтобы он отбросил все привычные защиты, стал уязвимым, открыл все свои раны, отбросил все маски и ложную личность и предстал психологически обнаженным, таким, какой он есть. С другой стороны, боясь близости, мы не отбрасываем свои арсеналы защиты. Это именно тот парадокс, который и создаёт основной конфликт между друзьями, детьми и родителями, между родственниками,  влюбленными: никто не хочет отбросить свои любимые защиты, и никто не хочет остаться в полной открытости и искренности. А всем нужна близость.
И, тем не менее, связь между людьми может быть достаточно сильной. Она может выдержать искренность и полную открытость. «Тогда это очень, очень красиво, – говорит Ошо. Если ты не можешь быть настоящим с человеком, которого любишь, с кем тогда ты будешь настоящим? Где? Если ты не можешь быть настоящим с человеком, который, как ты думаешь, любит тебя – если ты боишься даже с ним открыть истину и быть совершенно духовно обнаженным, если даже с ним ты прячешься – где тогда ты найдешь место и пространство, чтобы быть совершенно свободным?» (3:138).
И мы обнаруживаем наряду с искренностью, с предельной открытостью, с «духовной обнаженностью» – ещё одно из важнейших экзистенциальных измерений подлинной близости – возможность оставаться свободным в близких отношениях.
Именно в этом - смысл любви как высшего проявления близости. По крайней мере, в присутствии одного человека мы можем быть совершенно открытыми. Мы позволяем себе ту свободу, которую не позволяем ни с кем другим. Мы знаем, что нас любят, поэтому  поймут. Мы знаем, что любимы, поэтому страхи исчезают. Мы позволяем себе открыть все двери, мы приглашаем другого войти в наш мир. Мы можем всем своим существом начать участвовать в существе другого. «Любовь – это соучастие, – говорит Ошо, поэтому, по крайней мере с любимыми, не будь ненастоящим. Мало-помалу ты узнаешь, что быть настоящим так красиво, что будешь готов потерять ради этого все. Тогда истина просто станет твоим образом жизни. Алфавит любви, доверия нужно выучить с теми, кто очень близок, потому что они поймут»(3:184).
Э. Фромм отмечает, что есть лишь одна форма близости, которая не тормозит развития личности и не вызывает противоречий и потерь энергии, это зрелая любовь – полная близость между двумя людьми, каждый из которых сохраняет полную независимость и в каком-то смысле отделенность (4). Зрелая любовь не вызывает конфликтов и не приводит к потерям энергии, поскольку она сочетает две глубокие человеческие потребности: в близости и – одновременно – в независимости.
Красотасозвучная с красотой мироздания – вот ещё одно из экзистенциальных измерений подлинной, истинной, глубочайшей близости. «Любовь – это состояние сознания, когда ты радостен, когда в твоем существе есть танец», - говорит Ошо (3:96).
Удивительно сказал об этом четырехлетний  ребёнок: "Любовь - это то, от чего ты улыбаешься, даже когда устал".
Другие важнейшие «лики близости» – диалектика связанности и свободы в близости, диалектика зрелой любви и отношений зависимости, диалектика позитивного переживанияодиночества и радости от приближения к другому. «Человек должен быть способен оставаться один, – говорит Ошо, – совершенно один, и все же безмерно блаженным. Тогда ты можешь любить. Тогда ты любишь больше не из потребности; тогда ты делишься, это больше не недостаточность. Ты не станешь зависимым от людей, которых любишь. Ты будешь делиться – и делиться красиво»(3:212).
Зависимость в близких отношениях формируется в раннем детстве, когда нас отвергают, или есть  угроза подобного отвержения в тот период, когда у нас еще недостаточно собственных ресурсов для самостоятельности. В этом случае угроза разрыва со значимым взрослым воспринимается как витальная катастрофа. В дальнейшем ребенок развивает и закрепляет такие формы поведения, которые помогают ему избегать того ужаса, гнева, страха, которые он пережил в момент травмы отвержения. Это либо «прилипающее, угодливое» поведение, которое собственно и называют зависимым, направленное на сохранение лояльности партнера любой ценой, либо отчужденное, настороженное с оттенком враждебности поведение, которое называют контрзависимым, направленное на удерживание партнера на расстоянии от себя, этакая демонстративная «непривязанность»к людям.
Ещё один важнейший аспект отношений подлинной близости и любви – постоянный риск! Если люди позволяют себе быть настоящими, никто не знает, смогут ли эти отношения выдержать правду, откровенность, подлинность, окажутся ли эти отношения достаточно крепкими, чтобы выдержать несогласия и нестыковки. И поскольку риск есть, большинство людей тратят очень много сил на создание красивых "витрин" и защитных фасадов. Они говорят вещи, которые, как они считают, нужно говорить, они делают вещи, которые, по их разумению, нужно делать. И тогда любовь становится не свободным танцем, а вынужденным "отдаванием долга". Несмотря на то, что этот риск реален, и ничего нельзя гарантировать, рисковать стоит. Самое большее – отношения могут порваться. Но лучше расстаться и быть настоящими, чем оставаться ненастоящими вместе, потому что это никогда не принесет удовлетворения и полноты проживания жизни.
Чтобы случилось чудо подлинной близости, необходимо рискнуть быть настоящим. И опасность здесь в том, что отношения могут быть недостаточно крепкими, и они могут не выдержать. Истина может оказаться слишком трудной, невыносимой. Но тогда эти отношения ничего не стоят. Это испытание нужно пройти. В противном случае человек обречен оставаться неудовлетворенным. В отношениях могут происходить разные события, но себя невозможно обмануть Либо риск подлинности, и в результате - глубочайшее удовлетворение от близости и доверия, даже если обсуждаются трудные, конфликтные вещи. Либо имитация "правильности"  - и переживание дистанции, неискренности, неподлинности. "ненастоящести" происходящего.
Важно понимать, что время, которое люди тратят на создание и поддержание  ложной личности, просто тратится впустую. Это время  больше никогда не вернется. Те же мгновения могли быть реальными, подлинными. В эти мгновения в отношениях может рождаться что-то уникальное и неповторимое, свободное и прекрасное. Поэтому важно рисковать, быть подлинным и уязвимым, открытым и настоящим в близких отношениях.
Понятно, что риск в отношениях близости порождает ещё одну проблему – проблему лжи.Ум подсказывает людям продолжать охранять другого и себя от рискованной правды. Большинство людей не могут обходиться без лжи в отношениях близости, это создаёт им иллюзию безопасности. «Истина опасна, – говорит Ошо. Ложь очень сладка, но нереальна. Вкусно! Ты продолжаешь говорить милый вздор своему любимому, и он продолжает шептать тебе на ухо сладкий – но – вздор. А тем временем жизнь продолжает выскальзывать у тебя из рук, и каждый подходит все ближе и ближе к смерти» (3:211). И это ещё одно из измерений, один из «ликов близости» – близость перед лицом конечности человеческого бытия, на фоне одного из «экзистенциальных принуждений» человеческого существования.. Люди рискуют быть близкими и любить друг друга, зная, что это рано или поздно завершится или прервется. И это требует смелости. А это, в свою очередь, порождает ещё одну проблему – проблему смысласмысла самих отношений близости и всей жизни в целом
Мой человеческий и терапевтический опыт показывает, что для подавляющего большинства людей смыслообразующим ядром их жизни становятся именно близкие отношения со значимыми другими. Сложности и проблемы в этих отношениях накладывают отпечаток на все стороны человеческой жизни, и, в частности, приводят к различным вариантам невротического развития личности.
Ошо также ставит отношения любви (как предельной близости) в центр человеческого существования: «Жизнь – это паломничество, и пока не достигнута любовь, она остается паломничеством, никогда никуда не прибывая. Она продолжает двигаться по кругу, и никогда не приходит мгновение осуществленности, когда человек может сказать: "Я прибыл. Я стал тем, за чем пришел. Семя осуществлено в цветах". Любовь – это цель, жизнь – это путешествие. Путешествие без цели обязательно будет невротичным путешествием наугад... Именно это и есть невроз – когда энергия разваливается, не зная, куда идти, что делать, кем быть» (2:154).
По мысли Ошо, незнание, куда идти, незнание, что такое жизнь вообще, оставляет внутри зазор, рану, «черную дыру», и из нее будет возникать постоянный страх. Люди могут это скрывать, прятать, они могут этого никому не показывать, но они живут в страхе. Именно поэтому люди так боятся близости с кем-то – другой может увидеть, что у них внутри, если позволить ему слишком много близости (2)Так удивительным образом оказываются связанными вечные поиски человеком смысла своего существования и его способность к построению истинных, предельно близких и открытых отношений с другими людьми.
И снова мы обнаруживаем замечательную особенность отношений подлинной близости. Травмы и сложности в отношениях близости приносят людям многочисленные страдания, и в то же время, любовь как высшая, совершенная форма близости обладает чудодейственной, целительной силой.
Ошо говорит: «Любовь – это цель. И как только цель ясна, ты начинаешь растить внутреннее богатство. Рана исчезает и становится лотосом; рана трансформируется в лотос. Это чудо любви, волшебство любви. Любовь –величайшая в мире алхимическая сила. Те, кто знает, как ее использовать, могут достичь высочайшего пика, называемого Богом. Те, кто не знает, как ее использовать, останутся ползать в темных углах существования; они никогда не придут к освещенным солнцем вершинам жизни»(3:246).
Ещё один важнейший аспект подлинных отношений близости, на который обращает внимание Ошо – их глубочайшая интимность: «Жизнь возникает из внутреннего источника и распространяется в небо снаружи.Как семенам нужна темнота и уединение земли, точно также все отношения, которые глубоки и близки, остаются внутренними. Им нужно уединение, им нужно место, где существуют только двое. Тогда приходит мгновение, когда даже двое растворяются, и существует только одно» (2:144).
В близких человеческих отношениях абсолютно необходимо уединение. Есть свои причины для того, чтобы то, что происходит между близкими людьми, оставалось тайной. Публичность разрушительным образом действует на отношения близости и на качество эмоциональной жизни человека в целом. Этому можно найти немало драматичных примеров в жизненных историях и судьбах многих и многих «звезд», людей, ведущих публичный образ жизни.
Метафора темноты как знака интимности перекликается у Ошо с метафорой«укорененности» человека: «Я не говорю, что вы должны всегда двигаться в темноте. В свете есть своя собственная красота и собственные причины. Если семя остается в темноте навечно, и никогда не выйдет наружу, чтобы утром приветствовать солнце, оно будет мертвым. Оно должно идти в темноту, чтобы прорасти, набраться энергии, стать сильным, родиться заново, и тогда оно должно выйти наружу и лицом к лицу встретить мир, и свет, и бурю, и дожди. Оно должно принять вызов выйти наружу. Но этот вызов можно принять, только если ты глубоко укоренен внутри»(2:152).
Тема интимности в близости перекликается ещё с одним важнейшим аспектом феноменологии близости, без которого близость просто невозможна – с переживанием позитивной составляющей одиночества как предельной точки интимности – единения с самим собой, со своей собственной сущностью - уединения. Наиболее острое переживание чувства экзистенциального одиночества, т.е. чувства базовой отъединенности нашего индивидуального существования от окружающего мира, связано обычно с периодом физического умирания и моментами принятия решений. Переживание одиночества заключает как позитивные, так и негативные аспекты.  Позитивный аспект нашей отъединенности - это условие осознавания нашего места в мире и предпосылка всякого истинного философствования: именно в уединении человек достигает близости к существу всех вещей, к миру. Очевидно, что медитативность, способность быть спокойным и счастливым наедине с собой, возвращение к собственным истокам являются важнейшим условием построения подлинно близких отношений с другими людьми.
«Пока у тебя внутри нет ничего такого, что не зависит ни от чего внешнего, – говорит Ошо, – и просто остается твоим собственным, – мир, твое собственное пространство, где ты можешь закрыть глаза и двигаться, где ты можешь забыть, что что-то вообще существует, – ты будешь совершать самоубийство» (2:158).
И если человеку удаётся это движение вглубь себя, наблюдаются удивительные метаморфозы: «…ты будешь удивлен: ты терялся в толпе; теперь ты не потерян. Ты терялся в этих джунглях отношений, а теперь пришел домой. Тогда ты можешь снова вернуться в мир, но ты будешь совершенно другим человеком. …Ты будешь общаться, но не будешь зависеть; ты будешь любить, но твоя любовь не будет потребностью. Ты будешь любить, но не будешь владеть; ты будешь любить, но не будешь ревновать. А когда любовь лишена ревности, лишена чувства собственности, она божественна» (2:164).
И снова мы прикасаемся к причудливым ликам близости, к полярностям связанности и свободы в близости, зрелой любви и отношений зависимости, позитивного переживания одиночества и радости от приближения к другому.
Подведём итоги. Нам трудно быть близкими, поскольку близость – это процесс, в котором много риска и неопределённости, много боли и несовершенства. Его нельзя проконтролировать, сделать должным, подчинить морали. Близость –  это постоянные усилия, это творчество и поиск.  Близость – это процесс, который требует, прежде всего, движения к самим себе, к глубинам собственного Я, к самотождественности и укоренённости. Близость – это процесс, связанный со всеми экзистенциальными аспектами нашего бытия. И поэтому так дороги нам наши близкие, и так трудно даётся сам процесс построения подлинной близости.
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем