X

Взрослые дети алкоголиков. Причины созависимого поведения.

В конце 70-х годов прошлого века американские психологи выработали новый термин — «взрослые дети родителей-алкоголиков». Исследования показали: дети из неблагополучных семей, вырастая вроде бы вполне нормальными членами общества, испытывают постоянную внутреннюю боль и беспокойство, что может в дальнейшем испортить им всю жизнь. В Беларуси этот термин мы слышим достаточно редко, а стоило бы уделить ему намного больше внимания. Ведь для страны, которая стабильно держится в мировом топе по употреблению алкоголя на душу населения, проблема того, с чем сталкиваются люди, выросшие в пьющих семьях, очень актуальна.
Несмотря на существующий термин, синдромами могут страдать дети из практически любой дисфункциональной семьи, где есть родители-алкоголики, родители-наркоманы, родители-психопаты, которые не могут сдерживать свою агрессию, и даже просто тяжелобольные и страдающие психическими расстройствами родственники.
Синдром взрослых детей родителей-алкоголиков (будем для краткости называть его ВДА) выражается в том, что люди живут с ощущением, что они не такие, как все — они бесконечно пытаются угадать, что такое норма, как им себя вести. Они безжалостно себя критикуют, что бы ни сделали, и в любом случае останутся с ощущением, что совершили какую-то фигню. Они зависят от одобрения окружающих и бесконечно его ищут.
Еще одна черта — импульсивность. Дело в том, что дети, которые выросли в семьях, где родители были зависимы от психоактивных веществ, не генетически, а на уровне психики наследуют «алкогольные» модели поведения. У них психика зависимого человека. Когда им в голову приходит какая-либо идея, то исчезает прошлое и будущее, отпадают альтернативные варианты. Они как бы впадают в некое состояние транса и готовы достигнуть желаемого любыми способами. Так появляются шопоголики, геймеры, наркоманы, сексоголики, трудоголики и т. д.
Человек с синдромом ВДА выглядит совершенно нормальным, но его внутренний мир полон боли, он постоянно живет с чувством своей ненужности, несоответствия, неуместности, внутренней пустоты, тревоги, стыда и вины.
Является ли это для белорусов проблемой? Откровенно говоря, я не знаю. Человек, готовый ради конфетки бросаться на амбразуру, которому легко втемяшить в голову «покупай — и ты будешь счастлив» или «хочешь новое платье — возьми кредит сейчас», сегодня выгоден для многих. Но, конечно, не для здорового общества. Людей, которые вроде социально выглядят нормальными, но как личности дезорганизованы полностью, становится все больше. И выделить таких несчастных очень трудно. Более того, в их семьях растут такие же несчастные дети. В моей практике около 90% пациентов страдают синдромом ВДА в той или иной степени, вполне вероятно, что у других психологов статистика иная.
Такие люди испытывают большие трудности на работе. По образу и подобию своих родителей они с трудом начинают дела и практически никогда не могут довести их до конца. Они врут даже тогда, когда этого делать не нужно, потому что боятся обнаружить свою «неподходящесть». Они гиперлояльны, сохраняют преданность компании даже в тех ситуациях, когда это неразумно делать. Живя в проблемной семье, они не могли из нее уйти и в силу своего детского мышления возлагали ответственность за происходящее на себя. То же мы видим и во взрослой жизни: неоправданная порой лояльность распространяется и на семейные отношения, и на работу. Вам не платят полгода зарплату и кормят завтраками? Можно потерпеть!
 
Повышение по карьерной лестнице вызывает у них неимоверный стресс, потому что они не могут поверить, что их повысили за какие-то явные заслуги. Более того, они хотят успеха, но нередко его боятся настолько, что могут подсознательно построить ситуацию так, чтобы она привела к провалу, ищут способ «соскочить».
В зависимых семьях отношения строятся не по принципу близости и приятия, а по принципу эксплуатации и манипуляции. Например, ребенку говорят: «Веди себя хорошо, ты расстроил маму, а она пошла и напилась». Или родители, занятые алкоголем, возлагают на старшего сына или дочь всю работу по дому. Так дети усваивают отношение к близкому человеку как к объекту. Происходит бесконечная двойственность посланий: от ребенка требуют говорить правду, но когда он делает это — получает по шапке. Ему обещают: «Я всегда тебе помогу», а когда он приходит за помощью, слышит: «Разбирайся сам». Становясь взрослыми, эти люди неосознанно посылают партнеру  противоречивые мысли, например: «Оставь меня, ты мне нужен».
Это приводит к тому, что ВДА очень сложно строить близкие отношения. Один вариант развития событий: когда ВДА боится, что его оставят, он готов подстраиваться под любые требования партнера, отказываться от собственных желаний и интересов. Второй вариант: когда ВДА старается защитить себя от боли, становится сверхтребовательным, ищет идеальных отношений и сверхчеловека, который его не подведет. Например, опоздание на свидание к такому сверхтребовательному ВДА на 5 минут вызовет у него волну гнева, негодования и кучу оскорбительных эпитетов. Но на самом деле этот гнев адресован родителям, которые не раз подводили своего ребенка. Например, бесконечно давали обещания и почти никогда не выполняли.
Синдром ВДА — не приговор. И сегодня есть два основных пути решения проблемы. Пустота, которая возникла из-за нездоровых отношений, может лечиться только отношениями правильными. Как пишут маститые психоаналитики, самое лучшее лекарство — стабильные, надежные, долговременные отношения с партнером. Не менее пяти лет. И тогда, если есть уважение, поддержка, внимание, забота и близость, человек может излечиться. Наверняка вы слышали истории про мужчин, которые были до свадьбы неприкаянными, а по прошествии нескольких лет «стали людьми». Велика вероятность, что это именно те, о ком мы сегодня говорим.
Только здесь надо понимать: для того чтобы создать такие исцеляющие отношения, человеку с синдромом ВДА должно очень сильно повезти. Жить с таким человеком весьма трудно: привыкнув к хаосу, он бессознательно его распространяет вокруг себя, ищет зависимого партнера, а если тот находится «на грани» — провоцирует на срыв. Люди с ВДА боятся открыться даже самым близким, они либо так сильно страшатся отношений, что вообще в них не вступают, либо уверены, что отношения эти должны быть просто идеальными.
Второй путь, конечно, — работа с психологом. Причем лучше всего при помощи групповой терапии, где создается миниатюра общества, социальной жизни. В ее рамках можно отследить свои взаимодействия с окружающими, а главное — понять, что твоя проблема совершенно не уникальна. Помимо этого в Минске есть бесплатные группы встреч: работая по 12-шаговой программе (той самой, с помощью которой исцеляются анонимные алкоголики), они оказывают помощь взрослым детям родителей-алкоголиков.
В заключение хотелось бы сказать: в стране сегодня кризис, жить на зарплату все сложнее, очень непросто вести бизнес. Пытаясь сохранить контроль, многие начинают обвинять себя в происходящем. Наиболее такому самобичеванию подвержены люди с синдромом ВДА. Сильнейший стресс, который усиливается обстоятельствами, описанными нами выше, может привести к самым печальным последствиям — депрессиям, алкоголизму, разрушенным семьям, пошатнувшемуся здоровью. Хочется напомнить: бывает, что ситуация складывается плохо по независящим от нас причинам. Испытывать беспокойство, замыкаться и «грызть» себя изнутри — не выход. Попробуйте найти понимание у своих близких — поверьте, вам станет намного легче.
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем