X

Предрождественское

Предрождественское
Предрождественское. Немного про скорость. Но всё-таки про душу, про смыслы.
 
Эх, ну куда они так спешат, эти люди? Переполнены затвердевшим, подобно цементу, напряжением, тревогой, пронизывающей каждую клеточку всё ещё живого тела. Со сбившимся дыханием, такими же сбившимися, но искусственно стимулируемыми смыслами, подкошенными, словно надгробные плиты на старом кладбище, ценностями. 
Бегут. Кто куда, кто на чём, кто за чем. Каждый со своим неврозом.
Оказаться на пике горы быстрее, чем стало понятно, что это уже гора.
В чужой постели раньше, чем успел разглядеть глаза и подержать за руку.
На пути к чему-то, что никогда не радовало и никогда не принесёт радости, но главное не упасть.
С такой скоростью даже самолеты не летают, даже дождь не падает, даже чувства не рождаются. 
Но люди они да, они могут.
Стремительно влетают в отношения, стремительно возбуждаются-влюбляются-очаровываются, теряют головы, себя, ощущение реальности и земли под ногами. 
Потом так же стремительно вылетают из этих отношений, часто опустошенные, разочарованные, приземлившиеся на твердую, жесткую, серую, потрескавшуюся почву реальности, без грамма прежнего возбуждения, восхищения, азарта, задора. Разгневанные, раздосадованные, глубоко неудовлетворенные.
И мало кто готов в этом «чувственном болоте» оставаться. 
Чаще люди пытаются быстро выбраться с помощью очередного допинга, очередной порции отношений, очередного проекта, очередной дозы алкоголя, кокаина, очередного "чего-то", что не даст возможность остановиться, пережить, заметить. 
Кому нужна эта боль, эти чувства, кому нужно замечать этого другого человека, а тем более себя в этой точке своей жизни? А вдруг придётся столкнуться с её, этой жизни, бессмысленностью? С виду наполненной делами, событиями, людьми, этой скоростью, но себя ведь не обманешь… внутри ничего нет.
Там пусто. Там до ужаса холодно. Там не за что уцепиться. И от этого хочется бежать- быстрее, быстрее, нет, еще быстрее.
И это какая-то целая философия получается «быстрой, стремительной, при этом пустой до самого края, жизни».
Иногда, когда оказываешься рядом, попадаешь на эту волну сумасшедшей скорости и до дрожи в коленях, до звона в ушах боишься «не успеть». 
И бежишь, словно белка, без смысла, по кругу, до изнеможения, лишь бы не остановиться, лишь бы не оказаться наедине со слишком громкой тишиной, стуком маленького, на износ работающего сердца, лишь бы не столкнуться лоб-в-лоб с вязким ужасом неожиданных пауз, непредвиденных остановок.
Не переживать всю эту выворачивающую душу печаль, тоску, досаду, безисходность, разочарование, отсутствие сил, отчаяние. Лишь бы не страдать.
При этом, забыв или возможно не зная о том, что душа, познавшая печаль, познавшая скорбь, душа, которая помнит как пахнут углы безисходности, которая знает, как выглядит уголь от сгоревших до самого тла ожиданий, душа, которая слышала, как течет кровь по вздутых от дикой боли венах, которая помнит стук не минутного, а того-что-навсегда-одиночества, душа, во рту которой всегда немного горчит от количества пережитых чувств - это очень крепкая душа. Это очень живая душа. 
Та, которая, как говорили древние, не боится ада. Потому, что она уже там была.
С Рождеством вас!
 
Автор: Алёна Швец
 
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем