X

ДНЕВНИКИ Жизни и Любви. Глава девятая

От автора:
   
Жизнь все острее, события все ярче. Признание в любви, отказ, оскорбление, задетая мужская гордость, данное слово забыть, но..... "Как дьявольски устроена жизнь, нельзя ненавидеть, невозможно горячо любить"....
Я продолжаю публикацию отрывков из Дневников умершего несколько лет назад отца моего клиента. Это подлинные записи событий из его жизни, рассказанные с самого начала...
(Согласие клиента на публикацию получено, все имена и фамилии героев - изменены.)
Дневники Жизни и Любви
Глава 9 
15 сентября 1963

Воскресенье. Сегодня у меня отличное настроение. Но все испортила Галка. Она сказала, что у Ленки есть парень. Сашка мне об этом тоже говорил. Что после него она себе завела. Меня это, конечно, очень взволновало. Но это еще не значит, что я от нее отстану. Нет! Я еще сильнее захотел с ней поговорить Я это скоро сделаю.
17 сентября 1963

Вторник. Я решил сходить к Ленке. Она была одна. И слово за слово, я сказал ей, что люблю ее и хочу знать ее мнение. И вот тут произошло то, чего я больше всего боялся. Она сказала «нет»… На какую-то долю секунды я растерялся. Стоял, как пораженный молнией. Но это было лишь мгновение. После этого у меня вспыхнула ярость и презренье к этой дешевой девчонке, для которой я готов был сделать все, что она ни пожелала. Я не мог больше с ней говорить. И бросил ей в лицо все, что у меня накипело за эти годы ожиданий и мучений. Вышел от нее. Я отправился в парк, хотелось побыть одному. И вот сейчас, сидя за своим дневником, я вспоминаю ее, стоящую у стола, ее надменную ехидную улыбку. Тот презрительный взгляд… И мне делается, ой как обидно, до слез, что мне так платят за любовь. Вспоминаю себя, стоящего около нее. В это момент у меня за всю короткую мою жизнь, заговорила мужская гордость. Да, гордость человека, у которого тоже есть право на жизнь и любовь. И это право у меня отняли. Теперь, вот увидит - я не скажу ей ни разу, что я ее люблю. Даже не намекну. Ведь она оскорбила меня, мою любовь к ней, которой я гордился столько лет. Этого я не забуду никогда, до конца жизни, я имею на это право.
20 сентября 1963

Пятница. Прошло 2 дня, я стараюсь забыть Ленку, но мне очень трудно, я не знаю, что со мной происходит, мне мучительно больно на душе, плакать, кричать хочется. Ведь я люблю ее три года. Я не смогу больше ходить с друзьями из-за нее. Хочется уехать из Ленинграда куда подальше на год, на два, просто жутко, как плохо делается когда ее вижу.
Склонись ко мне, красавец молодой!
Как ты стыдлив! — ужели в первый раз
Грудь женскую ласкаешь ты рукой?
В моих объятьях вот уж целый час
Лежишь — а страха всё не превозмог...
Не лучше ли у сердца, чем у ног?
Дай мне одну минуту в жизнь свою...
Что злато? — я тебя люблю, люблю!..
Ты так хорош! — бывало, жду, когда
Настанет вечер, сяду у окна...
И мимо ты идешь, бывало, да, —
Ты помнишь? — Серебристая луна,
Как ангел средь отверженных, меж туч
Блуждала, на тебя кидая луч,
И я гордилась тем, что наконец
Соперница моя небес жилец.
Печать презренья на моем челе,
Но справедлив ли мира приговор?
Что добродетель, если на земле
Проступок не бесчестье — но позор?
Поверь, невинных женщин вовсе нет,
Лишь по желанью случай и предмет
Не вечно тут. Любить не ставит в грех
Та одного, та многих — эта всех!
Родителей не знала я своих,
Воспитана старухою чужой,
Не знала я веселья дней младых, —
И даже не гордилась красотой;
В пятнадцать лет, по воле злой судьбы,
Я продана мужчине — ни мольбы,
Ни слезы не могли спасти меня.
С тех пор я гибну, гибну — день от дня.
Мне мил мой стыд! он право мне дает
Тебя лобзать, тебя на миг один
Отторгнуть от мучительных забот!
О наслаждайся! — ты мой господин!
Хотя тебе случится, может быть,
Меня в своих объятьях задушить,
Блаженством смерть мне будет от тебя.
Мой друг! — чего не вынесешь любя!

16 октября 1963

Среда. Давно уже не видал Ленку. Даже соскучился по ней. Черт! Как дьявольски устроена жизнь, нельзя ненавидеть, невозможно горячо любить. Да, я ее люблю, ничего не могу с собой поделать, хотя мы разные люди. Я часто задумываюсь, почему меня так тянет к ней, почему я постоянно хочу ее видеть. Она ведь сказала свой последний ответ. А я все жду, надеюсь. Другой на моем месте давно бы поставил точку, а я не могу. Мне трудно, я не могу ее забыть.
31 октября 1963

Четверг. Сегодня на работе произошел несчастный случай. Я и еще один парнишка варили трубу на 4-х метровой высоте. Я со своей стороны заварил, а он еще только начинал. Вдруг балка, на которой он стоял, соскочила, и он полетел вниз, прямо на машины. Раздался такой страшный крик, у меня даже озноб прошел по коже. Тут прибежал наш прораб, начальство. Составили акт, такое началось, прораб бледный, дрожит.
6 ноября 1963

Среда. Настроение сегодня отличное, предпраздничное. В четыре часа ко мне пришли Сашка с Аллой, нужно было договориться насчет праздников. Ведь завтра 7 ноября. 46-я годовщина Великой Октябрьской революции. Ровно 46 лет назад, рабочие и крестьяне впервые в мире взяли власть в свои руки. Они сделали отсталую царскую Россию могучим великим государством, в котором я теперь живу. Советские люди и я празднуем вместе. Поэтому я стараюсь, чтобы праздник прошел для меня отлично. Встретил Козла, стал требовать от него долг, но он от меня сбежал. Поймаю, набью ему морду.
8 ноября 1963

Пятница. Вечером пошли к Ленке. У нее был проигрыватель, и мы немного потанцевали. Я танцевал с Ленкой. У меня было отличное настроение, и я болтал без умолку, я был счастлив и пьяным оттого, что так близко от меня, в моих объятиях, моя любимая. Другие вышли, чтобы нам не мешать. И вот тут снова я ей сказал: «Люблю тебя очень сильно»! Даже не знаю, как у меня это вылетело. А она спокойно ответила: «Послушай, между нами ничего не было и не может быть, нам лучше остаться друзьями». В это время пластинка кончилась, и она пошла поставить новую, а я отошел к окну. Я не мог говорить, у меня на глазах были предательские слезы. Да, я плакал, плакал, как маленький ребенок. И сейчас, сидя над дневником, я продолжаю думать о ней. Я не смогу без нее жить. Она хочет, чтобы мы были друзьями. Что ж, пусть будет так. Я согласен, но только при условии, если она не будет пренебрегать нашей дружбой. Я ведь давал слово, что не буду с ней говорить, и не сдержал. Даю себе слово в последний раз, и если я его не сдержу, то я не парень, и пусть тогда меня считаю бабой, которая распускает слюни из-за любви.
Побеждена, но не рабыня,
Стоишь ты гордо без доспех,
Осквернена твоя святыня,
Зато душа чиста, как снег.
Кровавый пир в дыму пожара
Устроил грозный сатана,
И под мечом его удара
Разбита храбрая страна.
Но дух свободный, дух могучий
Великих сил не угасил,
Он, как орел, парит за тучей
Над цепью доблестных могил.
И жребий правды совершится:
Падет твой враг к твоим ногам
И будет с горестью молиться
Твоим разбитым алтарям.
18 декабря 1963

Среда. На улице лютый мороз. Пришел на завод. Работать неохота. Пошел на лодку, забрался в каюту почитать и заснул. Проснулся от того, что меня кто-то тормошит. Открываю глаза, смотрю прораб стоит и ехидно улыбается. «Что», - говорит, - «поспал», а я ему в ответ: «Нет, еще», - и повернулся на другой бок. Он раскричался на всю глотку, видно не понравился мой ответ.
  
  Продолжение следует.  
Подготовил к печати:
Дамиан Синайский, терапевт-психоаналитик, коуч
(P.S. В тексте рукописей использованы стихотворения: М.Ю.Лермонтова "Склонись ко мне красавец молодой" и Сергея Есенина «Побеждена, но не рабыня», 1914г.)
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем