X

Отчаяние

Так часто бывает, что в терапию человек приходит в некоторой точке отчаяния, когда много чего было испробовано, много чего пройдено.
И это место для него как последний пункт надежды - его физиологические и психологические ресурсы на грани, его сил хватило ровно на то, что бы сделать этот часто непростой выбор- донести себя в этом разобранном состоянии другому незнакомому человеку. 
Мне часто кажется, что отчаяние это и есть то самое переживание, которое заставляет нас выдавать кредиты доверия другим незнакомым людям, в том числе психотерапевтам, в том числе врачам, верить в их силу и возможности, надеяться на то, что они знают и могут. Знают лучше, могут лучше. Что у них есть какие-то особые инструменты, которые помогут ранам зажить, человеку восстановиться, энергии-силам-радости появиться. 
Я часто спрашиваю себя, а что я собственно знаю об этом другом человеке напротив?
Что я знаю о степени его боли? Что я понимаю про его радость? Про то, как он ощущает стыд? Про то, как живет с этой именно его виной или его обидой? Как выглядит его одиночество? Каким для него является мир в той или иной точках его жизни? Что в нём рождается - как выглядят те самые ощущения, которые раз за разом появляются в каждую секунду его жизни?
Да, я знаю какие-то вещи в общем о людях. Знаю о том, как формируется человек, его психика. Знаю об особенностях развития внимания, мышления, памяти, эмоциональной сферы, интеллекта и других психологических процессов. Знаю про возрастные кризисы и про экзистенциальные тоже. Про норму знаю (чем дольше практикую, тем больше теряю смысл тех старых знаний) и про то, что есть патология (грани тоже уже сильно размыты). 
Меня всему этому, как и многому другому о человеке (каком-то абстрактном, среднестатистическом человеке ) достаточно долго и хорошо обучали. 
А об этом человеке напротив - знаю ли я хоть что-то? Единственное, что мне доступно - это смотреть, это чувствовать, это слушать, это слышать, это замечать, реагировать, размышлять.
Вот тот самый другой человек.
И вот рядышком, везде его отчаяние. Оно уже не совсем только его. Оно уже между нами. 
Что-то, что он принес с собой, для себя, но и для меня тоже. 
Это то еще чувство. Ни с чем его не спутаешь.
От него воздух гуще становиться, дыхание запирает, другие чувства как будто бы спресовываются под ним -  и ярость, и бессилие, и досада, и тоска. И страх, и дикая тревога, и часто стыд, и обида или вина. 
И я вижу это отчаяние. И я вижу человека, который сейчас в таком месте своей жизни, где поиск чего-то, как ему казалось важного, оборван. Прекращен. Вдруг стал бессмысленным, тупиковым. Невозможным.
И я слышу этот вопрос: "Что мне делать? Как мне выбраться?» И я могу только догадываться, как ему хочется избавиться от этого чувства, от этого переживания, от этой ноющей боли.
Хочется, что бы кто-то тебя накормил хоть чем-то. Что бы кто-то знающий объяснил причину. Ведь кажется, что тогда все станет проще. Станет легче.
Кажется, что если я пойму ОТКУДА и если узнаю КУДА - я снова обрету власть, обрету силу. 
Над собой, над чувствами, над миром, над людьми.
Смогу подняться, выпрямить голову, расправить плечи.
Смогу что-то сделать. Смогу контролировать, смогу регулировать. 
Я вижу как человек пытается нащупать что-то такое, что бы позволило ему сейчас выбраться, вырваться из этой точки. Найти хоть какую-то опору. Пусть шаткую. Пусть в прошлом. Пусть в будущем.
Найти равновесие. Найти способ. Найти надежду. Что бы избежать отчаяния.
Избежать прикосновения с реальностью. В которой чего-то нет. И не просто нет, а НЕТ. Большое «НЕТ" отличается от маленького степенью переживания дефицита. 
Место, в котором возникает отчаяние, это всегда место встречи, а возможно даже место столкновения Человека, Надежды и Реальности.  
И отчаяние для меня это маркер сильного несовпадения, несоответствия между  какими-то из этих составляющих. 
И я вижу смысл своей работы здесь не  в том, что бы подбадривать или утешать человека. Или выдавать ему какие-то свои рецепты «как справиться», не допуская этого столкновения. 
Поддерживая или взращивая иллюзию, что мир прекрасен в том месте, где человек чувствует, что это глубоко не так, что в мире чего-то сильно нет -  я тем самым пытаюсь увести человека от него самого.
От того, что его чувства правдивы. Что он может себе доверять.
Он может доверять своему отчаянию. Оно возникает ровно там, где и должно появиться.
В точке тупика. В точке невозврата. В точке ограниченности и бессилия. 
Ведь только прожив его, пропустив его сполна сквозь себя, можно выдохнуть. 
Можно наконец-то похоронить какие-то, не имеющие ничего общего с реальностью, НАДЕЖДЫ. 
Можно с этой самой РЕАЛЬНОСТЬЮ ПОЗНАКОМИТЬСЯ.
Можно ЗАМЕТИТЬ, ОБНАРУЖИТЬ себя. 
Обнаружить СЕБЯ у СЕБЯ - это сильный опыт. 
На этом по сути и строиться вся терапия.
Часто только после переживания приличных доз отчаяния, такое обнаружение становиться доступным для человека. 
И лучшее из того, что я могу сделать в терапии отчаяния - это рисковать на каком-то этапе этих отношений предъявлять другому человеку свое бессилие, свою импотентность, свою несостоятельность.
Как что-то, что имеет право на существование. Как что-то важное, без замечания, осознания чего можно надорваться, жизнь положить на поиски чашей Грааля и всяческих эликсиров молодости. 
Пытаться быть богом и платить за это дорогую цену обычной, своей, человеческой жизни. 
Автор: Алена Швец
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем