X

Материнство и экзистенциальный кризис...

 Материнство и экзистенциальный кризис...
…казалось бы, две вещи несовместные: материнство – категория земная, материалистическая, «экзистенция» - что-то про духовную, возвышенную жизнь. «Экзистенциальный» - значит касающийся ключевых вопросов бытия. Кто я? Зачем я живу? В чем мое предназначение? Как мне жить с учетом своей смертности? Самое важное здесь слово – «Я».
И именно в материнстве часто возникает кризис в понимании слова «я». 
Состоявшаяся мать как бы теряет себя: 
по крайней мере первый год она неотлучно вместе с ребенком, и это нормальное, здоровое слияние, которое питает младенца любовью и заботой. Но «Я» при этом растворяется в «Мы», и вновь явленная миру мама реагировать на это может по-разному. Благополучно вышедшая из этого состояния женщина знает: потеря «Я» временная, и, слившись с ребенком в одно целое, она вскоре выйдет из этой пещеры слияния в новом, преображенном виде, как Афродита из пены морской. Ее «Я» засияет новыми красками и наполнится новым смыслом. Это естественный путь; большинство женщин, став матерями, очень меняются и внешне, и внутренне, обретая свою жизнь в новом качестве.


 Что происходит с женщинами, которые боятся слияния? Они «застревают» между прошлым и будущим, не принимая происходящих изменений, стараясь сохранить себя – свое прежнее «Я» – в том же качестве (например, поддерживают иллюзию о том, что через годик-другой им удастся вернуться на прошлую работу, и все пойдет «по-старому»). Рассматривая свое материнство как «временное» явление, такие женщины тяготятся уходом за ребенком, зачастую не осознавая, в чем дело. В этом случае материнство рассматривается как социальная функция, некий «довесок» к тому, что было, но не как процесс, которые в естественном случае значительно меняет жизнь.


 Другая сложность, с которой может столкнуться молодая мать и из-за которой у женщины часто возникает та самаяпослеродовая депрессия,– это невозможность разотождествить себя со своими прежними социальными ролями. Поясню на конкретном примере: по моим наблюдениям, к послеродовой депрессии более склонны активные, энергичные женщины, которые не любят сидеть дома, привыкли ухаживать за собой и вести насыщенную социальную жизнь. Они не могут принять себя просто как «Я», в их сознании существует только «Я – главный бухгалтер» или «Я – кандидат наук», или «Я – светская львица». Как будто их собственное «Я» имеет ценность только в определенном контексте, при определенных условиях, а не само по себе. Это глубинная проблема личности, которую очень быстро выявляет материнство, потому что при жизни в четырех стенах в спальном районе (даже с учетом выездов к друзьям и возможных путешествий) женщина не может воспроизвести тот контекст, в котором ее личность казалась ей значимой. Она начинает ненавидеть себя, и невыраженная агрессия и фрустрация выливаются в депрессию.


 Наконец, довольно частый вариант, который происходит с матерями,– это ситуация, при которой именно в декрете женщина впервые начинается задумываться о том, кто она такая и для чего она вообще существует на планете Земля. Этому способствует обилие свободного времени (несмотря на усталость всех домохозяек, жизнь дома более размеренна и спокойна, чем постоянная рабочая суета). Кто-то может формулировать вышеописанное более прозаично: чем мне заниматься теперь, когда я стала матерью? Кто-то ищет заработок, кто-то – призвание, кто-то – возможность для самовыражения. Но очевидно, что матери начинают искать, в этом и выражается кризис самосознания.


 Помимо обостренного внимания к своему «Я» у матерей часто усиливается так называемая экзистенциальная тревога. ЭТ – объект изучения многих философов от Кьеркегора до Хайдеггера; если очень сильно упростить, можно сказать, что это тревога из-за состояния бессилия перед непредсказуемостью жизни, тревога в первую очередь связана с фактом собственной смертности. И, если совсем просто,– многие женщины начинают бояться смерти, только родив детей: до родов факт, что они не вечны, просто не приходит в голову. Становится страшно оставить детей сиротами, внезапно заболеть, потерять близких… С такими тревожными состояниями необходимо работать с психотерапевтом.


 Кризис самосознания и самоопределения женщина может не осознавать, но симптомы всегда очевидны: это депрессия, потеря интереса к жизни или, наоборот, появившаяся жажда острых ощущений (реже), желание «все бросить и уехать на край света», какие-то необычные фантазии или сны и т.п.
Экзистенциальный кризис – очень сложная штука, но есть хорошая новость: 
материнство действительно дает много возможностей для того, чтобы пережить свое «Я» по-новому, 
самое главное – позволить себе быть матерью и с любовью принять себя в этом качестве. В этом смысл Парадоксальной теории изменений: только принимая то, что есть, мы получаем возможность это изменить.
 
Автор: Анна Александрова
Источник
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем