X

Почему люди боятся принудительной вакцинации?

Почему люди боятся принудительной вакцинации?
Вакцинация под угрозой увольнения стала горящей темой уходящего лета. В публичном пространстве она обсуждалась в контексте медицинских, политических, экономических и социальных проблем, но не так много материалов было написано о психологических проблемах, связанных с данной темой, на которых я и сосредоточусь в статье. Итак, среди основных психологических аспектов принудительной вакцинации можно выделить следующие:
 
1. Постпандемийный дистресс. Пандемия коронавируса стала кризисным событием, которое не обошло ни один дом. Так или иначе, она затронула каждого человека. Кому-то пришлось изменить привычный стиль жизни, кто-то потерял работу или близких. С самого начала пандемии люди находились в ситуации страха и неопределённости, а значит, в состоянии непрерывной стрессовой готовности. Длительное переживание этого состояния изматывает психические ресурсы человека. После такого стресса ему нужно восстановление, но отдохнуть от перемен и восполнить затраченные на совладание со стрессом ресурсы многим не удалось, поскольку прививочная кампания стала фактором новизны, а значит, запустила новый виток стресса как продолжение реакции на изменчивую, непредсказуемую и потенциально опасную ситуацию. 
 
2. Проблема телесных границ. В современной западной культуре открыто провозглашаются ценности индивидуализма, согласно которым тело является личной собственностью самого человека, насилие над телом наказывается на законодательном уровне, а для медицинских вмешательств требуется информированное согласие. Такая культурная ценность формирует особое отношение человека к своему телу. Он привык ощущать тело собственным достоянием и самостоятельно выбирать, как обращаться с ним. Для современного человека тело является пространством и границей его интимности, сферой его личной жизни. Угроза обязательной вакцинации внезапно перечеркнула эту ценность, к чему многие оказались не готовы. На символическом уровне тело стало достоянием общества, что стёрло границы между индивидуальным и социальным, личным и публичным. Человек оказался на грани потери контроля над собственным телом, жизнью и будущим, но ответственность за эту ситуацию никто не смог бы взять на себя.
 
3. Мировоззренческий дискурс эгоизма и альтруизма. Одним из аргументов прививочной кампании стали ценности альтруизма и самопожертвования, которые провозглашались как необходимость перетерпеть временное недомогание и возможные побочные реакции ради блага общества и окончания пандемии. Сторонники вакцинации утверждали, что отказ от прививки при отсутствии явных противопоказаний является эгоистичным, поскольку следствиями этого отказа становятся риск заражения других людей и повышение нагрузки на здравоохранение. С психологической точки зрения, можно заключить, что ценности альтруизма в этой ситуации постулировались в качестве универсальных, в то время как есть люди, предпочитающие мировоззрение разумного эгоизма и полагающие, что забота каждого о себе и своём самочувствии является первостепенной для того же общественного блага, поскольку забота о других предполагает, что мы принимаем решение за них, а значит, осуществляем над ними насилие. 
 
4. Проблема агрессии и ответственности. В стрессовой ситуации пандемии люди переживали не только тревогу и страх, но и агрессию. Кто-то лишился возможности выходить из дома и общаться с людьми. Кто-то был вынужден сменить работу. Кто-то в оцепенении ждал пугающих перемен. Многие люди были злы на ситуацию, в которой фрустрировались их потребности. Но, поскольку вирус - не человек, его влияние не является сознательным, и его нельзя наказать, злость перенаправлялась на людей, на которых можно было оказывать воздействие. Например, на людей, нарушающих ограничения. На действия государства и правительства. На врачей и средства массовой информации. Но в итоге, по большому счёту, оказывалось, что в сложившейся ситуации некого обвинить. Никто не может отвечать за то, что она возникла. Никто не может взять на себя вину за то, как она развивается. В этой ситуации вакцина стала последней надеждой на спасение, а "антипрививочники" оказались крайними - последним препятствием к тому, чтобы вернуться к нормальной жизни. Именно они внезапно стали для общества лицом безликого стихийного бедствия. 
 
5. Проблема непрямых коммуникаций продолжает обозначенную в предыдущем пункте проблему ответственности. Прививочная кампания была организована таким образом, что прямые коммуникации были в ней практически исключены. На законодательном уровне эта кампания сложилась стихийно, из-за чего многим людям в данной ситуации не хватило ясности. Например, кто-то из властей поддерживает эту кампанию, кто-то - против. Инициативы исходят от властей, а не врачей. Врачи высказывают противоречивые мнения. Дискурс замкнут на подсчет вероятностей. Ответственность за процесс возложена на работодателей, многие из которых не имеют прямого отношения ни к политике, ни к медицине. Информация доступна лишь в СМИ, которые также пестрят ангажированностью и противоречиями. Вакцинация объявляется добровольной, однако ценой добровольного отказа становится потеря работы. Следствием такой ситуации являются чувства беспомощности, растерянности и хаоса, когда человек не знает, к кому обращаться, кому верить и на что опираться, но вынужден принимать решение в предельно короткие сроки. 
 
6. Проблема разных стратегий адаптации и диалога. Способы совладания со стрессом и реагирования на новизну у разных людей разные. В самом общем смысле их можно свести к трём базовым реакциям - замирание, борьба и бегство. То, как человек реагирует на стресс, зависит от того, как устроена его нервная система. Все эти стратегии сформировались в результате эволюции, и каждая из них имеет эволюционную ценность. В каких-то ситуациях выгоднее для выживания замереть, в других - бежать, в третьих - атаковать нападающего. В ситуации массовой вакцинации эти различия в стратегиях не были учтены. Все должны были действовать единообразно, что и породило протесты. При этом отсутствовал диалог между сторонниками разных адаптационных стратегий (например, "переждать и понаблюдать за ситуацией" и "бороться, действовать как можно быстрее"). Кампания обязательной вакцинации наложила запрет на саму возможность диалога. Принятая ей стратегия официально стала единственно верной, на фоне чего люди с другим типом реакции превратились в "маргиналов" и "мракобесов" вне зависимости от тех аргументов, к которым они прибегали, чтобы быть услышанными. Именно поэтому эта кампания была воспринята людьми как дискриминирующая. В общем смысле, она показала границы социальной приемлемости альтернативного мнения. Раскрыла, что, с точки зрения общества и властей, есть ситуации, в которых для него не может быть места, что повлекло за собой реакцию культурного шока.
 
Исходя из перечисленных в статье пунктов, можно заключить, что психологические аспекты проблемы были проигнорированы как в проведении кампании, так и в общественных дискуссиях. На первом плане оказались социальные, но не психологические проблемы. Общественный дискурс не уделял внимания личным переживаниям и индивидуальной ситуации каждого конкретного человека, что массово обострило актуальность таких экзистенциальных тем, как одиночество, беспомощность, заброшенность в мир и поиск смыслов. В порыве ко всеобщему благу был забыт человек.
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем