X

«Таблетка №8» (описание терапевтического случая)

«Таблетка №8» (описание терапевтического случая)
Мое знакомство и отношения с клиенткой начались не в рамках психотерапии. Мы немногим больше года знали друг друга как коллеги. Знаю, что клиентка всегда относилась ко мне с уважением и даже с восхищением. Мое отношение к ней было практически комплементарным, а именно наставническо-покровительским. Когда я ушла с того места работы, мне казалось Ольга (так буду ее называть) испытала и некоторое облегчение, а также растерянность и страх от потери моей постоянной поддержки. Тем не менее я была удивлена, когда спустя практически год она попросила о встречи со мной как с психологом-психотерапевтом. Явного запроса не было, со слов Ольги она «соскучилась за мной и еще со мной она может поговорить о тех вещах, о которых больше ни с кем не получится», но тут же пояснила, что не имеет в виду ничего конкретного. Добавлю немного описания клиентки: Ольга – стройная девушка 24 лет, на мой взгляд очень симпатичная и с хорошим вкусом в одежде, замужем 2 года, детей нет; по работе я ее знаю, как очень вежливую, хорошо воспитанную, но вместе с тем несколько резкую и «суховатую» в общении.
 
cat-lionИтак, первая встреча. Похоже, обе нервничаем. Я, понятное дело, волнуюсь как начинающий терапевт, а также думаю, что теперь она моя клиентка, платит мне деньги, надо выстраивать с ней другие отношения, а какие – понятия не имею и т.д.. Какое-то время она молчит и осматривается вокруг. Я замечаю «скукоженность» ее позы и решаю начать разговор. Говорю, что волнуюсь, что мне очень приятно, что она ко мне обратилась, и я рада ее видеть. Проясняю «договорные» моменты, как могут проходить наши встречи и другие этические обстоятельства. На мой вопрос, что мне важно знать, как наши будущие встречи и отношения видит она, клиентка прямо не отвечает, говорит, что сегодня она не знает о чем хочет говорить, может о работе, она сталкивается с постоянными трудностями, связанными с неуверенностью в себе…
На этом она замолкает, и затем говорит что это сейчас не важно. Через минуту-две паузы, она как будто возвращается к моему первоначальному вопросу и говорит, что для нее очень важно правило конфиденциальности, о котором я упомянула. Рассказывает мне долгую историю как одна ее знакомая сходила к психологу, а потом муж этой женщины психолога кому-то про нее что-то рассказал, и это вернулось к ней на работу. Я еще раз уверяю ее, что для меня это правило тоже очень важно. И особенно имея в виду то, что я знаю ее мужа лично (в данном случае, к сожалению), то если будет необходимость, я приложу максимальные усилия, чтобы мои некоторые знания о ней, или о ее ситуациях, никак не проявились в разговоре с другими людьми, и в частности с ним. Здесь уточню: ни с Ольгой, ни с ее мужем наши отношения не являются близко-дружескими, общих друзей у нас так же, насколько я знаю, не имеется. Уточняю, поскольку момент конфиденциальности по отношению к ее мужу в нашем контакте клиентка поднимала несколько раз на протяжении последующих встреч.
 
На второй встрече, Ольга рассказывала мне какой у нее ужасный характер, какая она язвительная и как не любит, когда от нее требуют проявления интереса и дружелюбия по отношению к другим. Уточню, что да, клиентка приветлива, но не дружелюбна, я замечала в ней некоторую скованность в разговоре со мной и другими людьми. Я поинтересовалась, кто эти, что требуют дружелюбия. С ответом Ольга попала в замешательство, что скорее всего это социум и вообще общество, работа от нее этого требуют. Я спросила: «А семья?» На что она ответила: «Семья и так знает, что я ужасная и язвительная, они иногда называют меня «таблетка номер восемь». Я удививилась, что это значит. «Это значит, что таблетка невкусная, поэтому только «когда будет надо, тогда и спросим.» Мне в тот момент стало очень грустно и очень жалко Ольгу. Я сказала ей об этом, на что она ответила, что не стоит, ведь это правда и у нее действительно мерзкий характер. Я продолжила, что из опыта моего знакомства с ней, я ее видела как и мягкую и заботливую, чувствительную и стеснительную девушку. Ответом последовало, что я ее настоящей еще не знаю. Тогда я попросила ее рассказать мне о себе, какая она, как проявляется в разных ситуациях, с разными людьми. Рассказ ее о себе был немногословен, основное ударение она ставила на то, что она эгоистична, требовательна к другим и к себе, ленива и за это себя корит, ничего полезного не делает, а если и делает, то недостаточно, паразитично живет за счет родителей и мужа («но разве последнее плохо?» – вопрос мне). . Мой ответ ей – «я тоже живу за счет мужа, но не считаю это паразитичным, так как я четко знаю, что я даю мужу и чем для него ценна». Вот может и она сама не замечает, как многое хорошее дает и делает для своей семьи. Ольга явно растерялась и призадумалась. Попыталась некоторое время поразмышлять об этом, но рассказывая, продолжала обесценивать свой вклад в супружескую жизнь и свою ценность для родителей.
 
После сессии я осталась в несколько растерянном состоянии. Я была удивлена, передо мной была девушка, которую с ее слов в семье любят и поддерживают, в то же время называют врединой и все равно заботятся. У меня было много возмущения, что она в себе видела только «плохое», а ведь как минимум для меня она является очень хорошим специалистом в своей сфере. Не буду скрывать, после рассказа о себе «ужасной» Ольга стала мне еще более симпатична, или это жалость?...
 
Затем у нас получился вынужденный перерыв. Одну сессию Ольга отменила из-за загруженности на работе. Еще более месяца прошло из-за моего образа жизни и отъезда в ОАЭ.
 
Моя гипотеза к третьей встречи была о том, что запрос клиентки «об идентичности». Возможно, она еще не совсем полно знает о себе, возможно внутренне в чем-то противится мнению других о ней, но вместе с тем не знает ясно что «противопоставить» этому мнению других. Отталкиваясь от феноменов, когда Ольга говорила о себе только в ключе «минус», могу полагать, что похоже у клиентки нет принятия в себе полярности «плюс». Она это в себе не замечает и обесценивает, может это сильный интроект (высказывание в ее адрес в семье), а возможно здесь спрятан и другой защитный механизм. Развернуть мой интерес в этом направлении, однако, на этой встрече не удалось. Мы говорили о ревности. О ее очень сильной, практически патологической ревности. О том, как ей мешает это в работе и отношениях с мужем (у них семейный бизнес), как ее буквально парализует, при виде того, как муж с кем-то мило беседует, и как она в юности разрывала все отношения при малейшем поводе для ревности. Говоря об этом, у клиентки накатывались слезы и я видела, что она от этого очень страдает. О чем я ей сказала, она заплакала еще больше и сказала, что хочет научиться контролировать свои реакции. Но более интересным мне показался ее рассказ о том, что она, старшая дочь в семье, каждый раз, когда ее мама беременела, очень сильно переживала и боялась, что у мамы родится еще одна девочка. «Я бы наверное ее извела, эту девочку; у меня было бы столько ревности!» Сейчас у Ольги два младших брата. С ее слов, она спокойна, и с мамой у нее наиболее теплые и близкие отношения, чем с кем-либо. Мне захотелось узнать несколько больше о родительской семье Ольги, но.. клиентка стала говорить обо мне. Точнее о том, как я похожа на ее маму, что я такая же сильная и открытая, жесткая, и доброжелательная и т.д. (Помню, еще раньше при совместной работе, Ольга однажды сказала, что у меня с ее мамой день рождения в один день и наши характеры очень похожи). Я попыталась сказать, что у нас может быть с ее мамой много общего, но будет и столько же различий, ведь мы два разных человека. Ольга вежливо отпарировала, что я не знаю ее маму, а она знает нас обеих и поэтому судит так.
 
На этом наша сессия окончилась. Я осталась с растерянностью и удивлением и некоторым раздражением. Мне было конечно же очень приятно, как клиентка отзывалась обо мне. Я понимаю, что очень хотела бы быть такой, но это не всегда про меня. Четко просматривался положительный перенос на меня. Также Ольга положительно отзывалась о маме, сравнивая нас. Чувствую ли я материнский перенос?- похоже, что да. А именно, я точно чувствую материнский контр-перенос: мне хотелось клиентку успокаивать, защищать.. Может, эти именно чувства Ольга ждет от матери? И этот рассказ про боязнь иметь сестру, не является ли это страхом потери возможности получать/получить эти чувства от мамы? Интересно, что когда клиентка говорит о себе, она «плохая», я и мама –«хорошие», другие женщины – припоминаю, скорее плохие, а вот мужчины… Неизвестно. ..Сочувствую клиентке по поводу ее страданий от ревности и в то же время понимаю, что ревнивых людей я не люблю (а вот к Ольге это моей благосклонности не меняет, опять же, наверное «виноват» контр-перенос). В этой теме я в замешательстве. Считаю себя совершенно не ревнивой, и полагаю что ревность это глупо. Сейчас понимаю, что стоило бы взять супервизию, но я этого тогда не сделала, о чем сожалею.
 
Еще пару встреч прошли однотипно и практически мне не запомнились. Это скорее были консультации с элементами коучинга. Ольга задавала конкретные вопросы по работе, отношениями с людьми в рабочей обстановке и, как бы я поступила и что сказала в той или иной ситуации. Видно было, что для нее эти вопросы важны, и ей важно было мое мнение как альтернативное мнение другого специалиста в той же отрасли (или я хорошо выполняла роль мамочки-наставника?), - но я и не сопротивлялась.
В связи с моим отъездом опять случился перерыв.
 
На следующей сессии Ольга опять говорила о маме, на этот раз о том, как ей непросто с тремя мужчинами (папа Ольги и 2 брата) особенно с тех пор, как Ольга вышла замуж и живет отдельно. Ольга уже меньше скучает за мамой и теперь у нее появилось чувство вины, что она бросила маму одну. На мой вопрос не является ли папа для нее поддержкой и опорой, Ольга ответила, что нет. У папы это третий брак, и он уже достаточно преклонного возраста и у него сложный характер. А мальчишки – «тунеядцы». Я спросила: «Ты сочувствуешь маме, тебе хотелось бы ее пожалеть?» Ольга ответила «Да. Наверное.» И затем долго молча сидела. И еще у нее заложило нос, на что я тогда не обратила должного внимания.
Позже, поразмышляв, мне показалось, что, похоже, Ольга сейчас находится в процессе сепарации от мамы, и в то же время у Ольги есть масса невыраженных чувств благодарности, любви и нежности. Невыраженных, например, по направлению к маме, к мужу, папе и другим людям. Я сказала ей об этом на следующей встрече. Она удивилась и сказала, что да, наверное, но тогда она будет как «размазня». Уточнить что такое «размазня» Ольга отказалась. Встреча закончилась опять разговорами о работе, о том, что ее муж достаточно много работает, а Ольга могла бы больше ему помогать, но не может себя заставить, за что и корит себя. Она вообще не знает что бы ей в жизни хотелось делать, возможно ничего, ей приносит удовольствие ничегонеделание и главное когда ее никто не видит, но оно испорчено самобичеванием. Ей нравится, что она на сессиях со мной «может ничего не делать».
 
Было оговорено, что в последующие 3-4 месяца у нас встретиться по обоюдным причинам не получится.
После этого несколько затянувшегося перерыва я с радостью шла на сессию с Ольгой. Мне было очень интересно, что изменилось в ее жизни за тот период, что мы не виделись, как изменилась она. Я хотела поделиться и своими изменениями в жизни, что у меня появились и новые, и более теплые отношения с подругами, что возродились некие старые дружеские отношения. Помня, что у Ольги практически нет подруг (кроме мамы) и мужа, которого она считает своим наиболее близким другом, мне хотелось снова поднять эту тему. На мой достаточно возбужденный рассказ, Ольга сказала, что с одной стороны завидует, но с другой стороны вообще не понимает,для чего подруги:«Большинство женщин глупы и легкомысленны; посидеть с кофе и поболтать о магазинчиках? Зачем?» Открыться она все равно никогда не сможет другой женщине, «ведь та только и ждет, чтобы воспользоваться твоими скелетами в шкафу с корыстными целями». Я была обескуражена и поймала себя на некотором раздражении. Вспомнила об Ольгином нежелании иметь сестру, что это – боязнь конкуренции или нечто более глубокое? Проекция? Вполне возможно, зная, как моя клиентка готова уничтожить всех при ревности. Решила прояснить: «У тебя был случай предательства подруги?» Ответом последовало: «Может быть по мелочи, в детстве, а вообще нет, у меня никогда не было близких подруг.» Мне в этот момент очень жаль стало Ольгу. Я сказала, что да, люди могут предавать, но и быть без друзей тоже сложно. Для меня очень ценно, что есть люди, которые меня любят, кроме близкого мужчины и родственников, и которых люблю я. И да, я могу просто попить с подругами кофе и поговорить о «магазинчиках». А с кем же еще? И мы получаем от этого массу удовольствия, которое в одиночестве недоступно.. Ольга молча слушала меня, затем начала чихать и у нее отек нос. Она сказала, что у нее, похоже, опять проявляется аллергия, которой уже несколько лет не было.
 
Я задумалась, почему она начала чихать именно в этот момент, протест «чихать она на все хотела»? Может моя клиентка так проявляет раздражение, ведь Ольга – девушка исключительно хороших манер и свое раздражение и недовольство она внешне скрывает и подавляет. Отечность носа, затруднение дышать – может это попытка отгородиться от внешнего мира, послание типа «мне трудно с вами сейчас общаться, оставьте меня в покое? Или ее реакция на мое проявление теплых чувств к ней, любви, сострадания и она как будто превращается в маленькую, «плачет» так? Ведь этот симптом уже проскакивал в наших сессиях ранее. Что-то еще? Или все вместе? Вопросов гораздо больше чем ответов. Вспомнила свою реакцию на ее отечность носа – раздражение: ведь тогда клиентка замолкает, уходит в себя. Посредством своего ситуативного раздражения я заметила, что клиентка уходит от контакта, а ее симптом является средством для этого. К сожалению отследить, что происходит невыносимого для клиентки в нашем контакте, в те моменты или в целом, у меня не получилось.
 
На очередной (последней на данный момент) сессии, Ольга стала рассказывать, что у нее появился кумир – Юлия Высоцкая. Она ежедневно следит за ее фото и очерками в соцсетях, блоге и видеоблоге. Ольга сказала, что она очень хотела бы быть похожей на нее, иметь столько же драйва и энергии. (Похоже мы опять возвращаемся к вопросу идентичности.) Поэтому я попросила Ольгу побольше рассказать о качествах, которые она видит в Высоцкой и хотела бы иметь или они у нее уже есть, но не проявляются. Основной линией в ответе было то, что Высоцкая не ленится, встает в 5 утра, все успевает, молодец какая. Тогда я предложила моей клиентке маленький эксперимент, допустим, у нее будет столько же энергии и всего остального, она с легкостью будет вставать в пять утра и т.д. Тогда что Ольга будет делать? Как будет проходить ее обычный день, как изменится ее жизнь в целом? Сначала клиентка с энтузиазмом стала рассказывать, как она просыпается рано, у нее есть время сделать йогу, есть возможность спокойно выпить чай и посмотреть новости, не волнуясь, что она куда-то должна успеть. Затем она приготовит завтрак мужу и, пока он будет просыпаться, она уже пойдет на работу. Тут энергия в рассказе Ольги начала постепенно падать и она стала все медленнее и медленнее рассказывать, что она делает на работе еще до того как все туда придут. До вечера мы так и не дошли. Ольга замолчала примерно «к обеду», повеяло грустью и одиночеством. Ольга обнаружила, что, похоже, ей нечем наполнить такой график жизни. Она бы выполнила все дела до полудня, а затем вернулась бы в привычный ритм жизни. Я сказала Ольге, что в ее рассказе о том, как она готовила завтрак мужу и о том моменте, что пошла бы на работу раньше его, чтобы дать ему возможность немного дольше поспать, было много тепла и она об этом говорила с живостью и очень ярко. На моих словах, что мне очень нравилось ее слушать в этот момент, глаза у Ольги наполнились слезами. Она слегка повернулась от меня в сторону, взяла платок и пожаловалась, что только у меня в кабинете на нее нападает аллергия. (До этого я заметила, что примерно через 10-15 минут после начала сессии у Ольги действительно начал чесаться и закладывать нос, периодически она чихала.) Я спросила: «Это сезонная аллергия?» «Нет. Не знаю» - ответила Ольга. С ее слов у нее не было этих симптомов спустя нашей прошлой встречи, и вот - опять. Я выразила предположение о том, что как я заменила, аллергическая реакция Ольги проявляется именно тогда, когда она говорит о выражении теплых, нежных чувств по отношению к другим людям, или когда я говорю ей о своей симпатии, интересе и заботе и ней. Параллельно с моими словами у Ольги очень сильно заложило нос, так что она практически не могла дышать. Она сидела тихо и неподвижно, еле-еле дыша, как будто затаившись. Я сказала, что, смотря сейчас на нее, вижу как будто маленькую испуганную девчушку. И в тоже время я вижу и знаю, сколько в Ольге любви и нежности, но она очень сильно прячет и сдерживает эти свои чувства. Возможно боится, что люди не примут их, растопчут эти чувства и ее, такую маленькую и трогательную. Я также сказала ей, что мне очень приятно, что она мне доверяет показаться такой ранимой. Мне хотело придвинуться к Ольге, но что-то меня сдержало. Возможно, я чувствовала саму хрупкость ситуации и боялась это нарушить. Затем мы сидели просто молча… Может мне хотелось этого, но мне показалось, что в тот момент Ольга не ушла от контакта, она присутсвовала, была со мной, тихо-тихо, но здесь...
 
Сейчас опять перерыв наших встречах. Я снова волнуюсь. Снова растеряна. Мне очень просто говорить с Ольгой о ее работе, давать практические советы. И очень трудно просто быть рядом. Быть рядом с ней просто другой женщиной. Не мамой и не коллегой. И если продолжать работу с идентичностью, то в этом я и вижу свою главную задачу: дать возможность клиентке быть рядом со мной тоже женщиной, быть разной, проявляться, возможно по-новому, получать иной опыт и узнавать себя глубже. Также мне хотелось бы поисследовать или хотя бы заметить от чего же клиентка уходит, на каких моментах контакт с другим становится для нее непереносимым. Возможно это взаимосвязано, в контакте с другим, в частности со мной, клиентка обнаруживает непринятые части себя и именно они для нее являются невыносимыми.
 
Автор: Борисенко Марина
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем