X

Психологические аспекты бесплодия сквозь призму семейной системы

Психологические аспекты бесплодия сквозь призму семейной системы
Проблема деторождения в данный момент времени не менее актуальна, чем несколько лет назад. С точки зрения психологии, женщина реализует себя в трёх основных ролях: женщина (в понимании сексуальности, раскрепощённости), матери (гнездование, рождение и воспитание потомства) и профессионала (работа, карьера, учёба). На женщину может оказывать влияние либо социальные предписания («должна к такому-то возрасту создать семью, родить детей»; «сначала – учёба, только потом дети» и т.п.), так и семейные предписания, которые, как правило, являются более устойчивыми и разнообразными, так как женщина является частью семейной системы. Семейная легенда («наш дед летал на истребителе и был героем, как его отец и сын»), семейные тайны («дядя Вася был алкоголиком, нагулял в непонятной бабой ребёнка, а мы ребёнка взяли и воспитывали как своего, ничего ему не рассказывая»), фиксации («мой отец бросил нас с мамой, когда мне было 3 года, твой отец тоже бросил нас, когда тебе было три года»), стиль взаимоотношений между иерархиями поколений («в нашей семье дети обязаны своим родителям до конца их жизни») и полами («мужчину нужно держать под контролем, он сам с жизнью не справится») и т.п.). Все это неосознанно проявляется в семейной обыденной жизни. А учитывая, что мужчина и женщина создают новую (свою) семью, выходя из своих родительских семей со своей историей, то часто оказывается, что то, что является «точками соприкосновения», - не что иное как факторы, в которых один ищет компенсацию дефицита в другом. Когда такие феномены касаются семейных систем, то они не могут не отражаться на вопросах роли женщины и мужчины как родителей, так как, по сути, являются одними из частей самой семейной системы.
   
Имеет ли смысл говорить о том, что наследственные заболевания с точки зрения медицинских аспектов имеют место быть? – конечно. Но так же имеет смысл допустить мысль о том, что наследственная предрасположенность может являться не чем иным, как одной из явных признаков деструктивной семейной системы. Следует отметить, что любые предписания, легенды и т.д. в своё время являлись важной и нужной частью для сохранения этой самой семейной системы (как, например, во время войны), но передача важных «находок» от поколения к поколению, теряет смысловую составляющую, тем самым, приводя семейную систему в современном времени к деструктивным (разрушительным) паттернам.

Здесь мне хотелось бы отметить моё личный выбор к тому, почему я считаю ПОЛЕЗНЫМ рассматривать то или иное заболевание или симптом через призму психосоматики, а точнее: как проявление семейной системности. Если человек считает, что «все в нашем роду болели этим и я тоже» - это показатель, с одной стороны, принадлежности к своей семье, а, с другой – уход от ответственности за свою жизнь. И в этой точке часто у человека возникает внутриличностный конфликт. Если же человек хотя бы предположит, что его симптом/болезнь являются тем, над чем он может иметь власть, что он может рассмотреть честно и беспристрастно, попытаться изменить, то это делает человека автором собственной жизни. Только вместе с психологической поддержкой, при исследовании семейной системы мужчины и женщины в паре, возможно разрешить проблему и найти путь к деторождению. Несомненно, есть и то, что изменить невозможно… и в этом случае смирение является как закрыванием одной двери, так и открыванием новой. «Господи, дай мне спокойствие принять то, чего я не могу изменить, дай мне мужество изменить то, что я могу изменить. И дай мне мудрость отличить одно от другого» (К.Ф. Этингер).
   
Далее, я хотела бы коснуться медицинской и психологической части более детального разъяснения моего отношения к тому, что деторождение и проблема в этом вопросе должна рассматриваться, в первую очередь, с точки зрения психологии и семейной системы и только потом – с точки зрения медицины, вместе с ней, но не единолично.
   
По статистике бесплодие «неясной этиологии» (психогенное, неустановленное, идиопатическое) колеблется 35-40% от общего количества бесплодных (Юнда И.Я.).
Установленное же бесплодие (с относительно ясным диагнозом) с точки зрения ВОЗ существует в пяти основных факторах»: трубно-перитонеальная патология (50–60 %), эндометриоз (40–60 %), эндокринные нарушения (30–35 %), маточные факторы бесплодия (15–20 %), сочетание 2 или более форм.
   
Женщины этих двух групп находятся постоянно в ожидании, в состоянии неопределённости, что приводит к навязчивым мыслям и чувствам, концентрации на одной вожделенной цели стать беременной и родить. Определённый отпечаток на ситуацию накладывает факт, что женщина должна быть готовой дополнительно бороться за сохранение брака, она часто начинает считать себя обязанной как-либо компенсировать мужу отсутствие ребёнка. Так, она начинает усиленно заботиться о родственниках и муже, часто - в ущерб собственным интересам. Такие женщины начинают стыдиться собственной женственности, сомневаются в ней, испытывать стыд неполноценности, считая себя «недо-женщинами». Их жизнь окрашена больше негативными эмоциями, социальные контакты становятся скудными, теряются профессиональные интересы, постепенно силы тратятся, что приводит к ухудшению супружеских отношений, запущенному быту, оскудению интимно-личностных взаимоотношений. Таким образом, бесплодие формирует новое качество жизни, изменяя отношение женщины к себе, приводит к кризису.
 
Женщины третьей группы, которые биологически лишены возможности рожать (экстирпация матки, яичников и т.п.) – относятся к этому, как к данности, факту, смиряются (в хорошем смысле слова) с данностью. Они относительно легко находят альтернативы по преодоления бездетного положения семьи и реализации своей материнской роли другими способами (усыновление, опека). Или же компенсируют отсутствие детей заботой друг о друге при сохранении уважения к себе и партнёру, поиском других совместных интересов, созданию и «выращиванию» проектов в профессиональной или творческой сфере.
   
По результатам исследований этиологии возникновения бесплодия (с биологически сохраненной репродуктивной системой, т.е. первые две группы) P. Pepperell с соавторами выяснил, что женщины психологически, на бессознательном уровне сопротивляются наступлению беременности. Так, сопротивление возможной беременности может носить поверхностный характер и может прекратиться самостоятельно в процессе начального лечения. Такие женщины, как правило, бояться будущего. Женщины с более устойчивой «блокадой» возможного зачатия, как выясняется, находятся в ситуациях, которые расценивается ею как неблагоприятная для материнства (конфликтные отношения в семье, проблемы социального характера), т.е. это факторы, которые действуют в данный момент. Женщины, проблема бесплодия у которых возникла в результате длительного и глубокого психосоматического стресса, связанного с психогенными факторами имеют «точку фиксации» в прошлом (Ермошенко Б.Г.).
   
Таким образом, в основе бесплодия лежит внутриличностный конфликт, запускающий адаптационно-защитный психосоматический механизм, результатом работы которого и станет диагноз «бесплодие».
   
Механизм соматизации психологической защиты женщины гипотетически описан нами следующим образом:
1. Появление травмирующего фактора в результате возникновения желания родить ребенка (любое событие, воспоминание или любые семейные мифы или даже вскользь сказанные слова значимых людей, имеющие яркую эмоционально негативную окрашенность).
2. Заложенный когда-то в бессознательное женщины травмирующий фактор запускает защитный механизм. Сознательно женщина хочет беременности и рождения ребёнка, но бессознательное не допускает этого. Возникает внутриличностный конфликт. В этот момент женщина испытывает стыд за своё несовершенство, неуместность, неправильность.
3. Внутренний конфликт обостряется под давящими на нее социокультурными идеалами общества, семейными установками, должествованиями других порядков. В этот момент женщина начинает испытывать вину перед обществом, родственниками, мужем.
4. При длительном влиянии на женщину стресса, вызванного психологическим внутриличностным конфликтом между бессознательными инстинктами, сознанием женщины и желаниями, и идеалами, заложенными в «Я-идеальная», возникают механизмы проявления психологического конфликта на физиологическом уровне (механизмы соматизации внутриличностного конфликта), что приводит к появлению различных заболеваний женской половой системы, ведущих к диагнозу «бесплодие».
5. При появлении психосоматического заболевания и поставленном диагнозе «бесплодие», чувство неполноценности и вины давит на женщину, повергая ее в еще больший стресс, и появляется замкнутый круг, устранить который можно только, убрав постоянный травмирующий фактор (Зобков В.А., Малькова И.Н., Шахворостова Т.В).
   
Таким образом, причину бесплодия стоит искать в поэтапном исследовании жизненной истории женщины, а, точнее – в истории её семейной системы (семейные легенды, предписания, секреты, тип женщины и мужчины в семейной системе, взаимоотношения в браке с точки зрения концепции Берна в т.ч.).
   
Психосоматика по Кулакову С.А и Лиз Бурбо: Трубно-перитонеальное бесплодие возникает при отсутствии или непроходимости маточных труб или при их функциональной патологии – нарушении сократительной деятельности маточных труб (дискоординация, гипо- и гипер-тонус). В трубах происходит процесс зачатия. Следовательно, при данной, наиболее распространенной, патологии блокируется само место зачатия, а значит, место соединения мужского и женского в женщине, она не может строить свою жизнь так, как ей хочется, а также испытывает трудности в отношениях с мужчинами.
Эндометриоз - разрастание слизистой оболочки матки (эндометрия), встречается у женщин детородного периода (18–40 лет) и часто возникает без каких-либо предрасполагающих факторов. В эндометрии крепится оплодотворенная яйцеклетка при беременности. Основной причиной патологического процесса при эндометриозе является чувствительность клеток эндометрия к половым гормонам, что заставляет их активно развиваться вне зависимости от того, где они находятся.
   
Первоначальными причинами эндометриоза называют различные травмы матки – в том числе при абортах, естественных родах и кесаревом сечении. Отмечают зависимость от гормональных нарушений, но большинство случаев эндометриоза остаются идиопатическими – то есть возникающими без явных на то причин. Можно предположить, что женщина подсознательно хочет ребенка, но что-то в ней сопротивляется этому желанию. Такая женщина любит руководить и проявляет свою способность рожать, создавать в других сферах – в том, что касается идей, проектов и т. д. Она очень хочет иметь ребенка, но боится последствий этого шага – например, смерти или страданий при родах, особенно если нечто подобное случилось с ее матерью. Этот страх достаточно силен, чтобы блокировать ее желание иметь ребенка.
   
Следует отметить, что все заболевания и патологические состояния матки (гиперпластические процессы эндометрия, миома, аденомиоз, синехии, пороки развития матки, аномалии положения матки, инородные тела матки, патология шейки матки, цервикальные факторы бесплодия) имеют одну общую деталь: они все либо мешают зачатию, либо препятствуют прикреплению эмбриона. Матка является первым домом для ребенка, любые связанные с ней нарушения следует соотносить с приемом, очагом, жилищем и убежищем. Женщина выдвигает или воплощает в жизнь какие-то новые идеи, не давая им созреть. Такие заболевания могут возникать и у женщины, которая винит себя в том, что не смогла создать хороший семейный очаг для тех, кого любит. Женщина либо вообще не готова к материнству, либо ее гнетут страхи, которые выстраивают невидимую стену между женщиной и ее возможным ребенком.
   
Эндокринные нарушения (комплекс гормональных нарушений, ведущих к нерегулярности овуляции или ее отсутствию у женщин и нарушению качества спермы у мужчин) –в его основе могут лежать нарушения функций щитовидной железы, половых желез, гипоталамо-гипофизарной регуляции. Понятие эндокринного бесплодия является собирательным, включающим различные нарушения механизмов гормональной регуляции менструального цикла: на гипоталамо-гипофизарно-яичниковом уровне, в системах ТТГ-щитовидная железа, АКТГ – кора надпочечников и других. Независимо от причин эндокринного бесплодия, в основе его развития лежит нарушение функции яичников, проявляющееся стойкой ановуляцией (отсутствием овуляции) или ее нерегулярностью. В основе эндокринного фактора лежат две причины: гормональные нарушения и нарушение функции яичников.
   
Итак, гормоны – это биологические вещества, оказывающие регулирующее влияние на определенные процессы в различных органах и системах. Соответственно, если гормональный фон нарушен, значит, эмоциональный фон нарушен тоже, так как это один из симптомов эндокринных нарушений. В данном случае следует предположить, что не только гормоны влияют на эмоции человека, но эмоции могут вызывать гормональные нарушения в организме. Это явление взаимного влияния называется порочным кругом, из которого сама женщина, без вмешательства психолога, вряд ли выйдет.
Яичники выполняют генеративную функцию, являются местом, где вырабатываются половые гормоны, а также развиваются и созревают женские половые клетки. Соответственно, они дают женщине возможность чувствовать в себе женское начало и быть в гармонии с ним. Если же возникают нарушения в той или иной функции яичников, то, скорее всего, следует обратить внимание на то, как относится эта представительница прекрасного пола к вопросам женственности в себе и чувствует она себя гармонично или что-то мешает ей выражать свою женственность.
   
Что касается сочетания нескольких факторов в возникновении диагноза «бесплодие», следует рассматривать данные факторы как комплексную проблему, которая нарушает несколько сторон жизни инфертильной женщины и дает комплекс проблем, с которыми необходимо обращаться
В настоящее время существует большое количество работ по метафизике различных заболеваний: Лиз Бурбо, В. В. Синельников, В. В. Жикаренцев.
   
Часто во время исследования семейных сценариев инфертильных женщин выявляется ментальная блокировка диагноза «бесплодие» – страх, связанный с различными ситуациями из прошлого, произошедших в семейной системе: тяжелые роды у данной женщины или ближайших родственников, рождение больного ребенка, смерть во время родов и т. д. Это указывает на травмирующие факторы, ведущие к соматизации внутриличностного конфликта при наличии медицинского диагноза.
   
Таким образом, необходимо использовать возможности для выявления взаимосвязей между механизмами соматизации психологических защит личности и медицинскими механизмами возникновения различных видов заболевания, которые ведут в результате к постановке диагноза «бесплодие».
 
© Брейтбург Мария
Психолог, гештальт-терапевт (семейные системы, сексология/сексопатологи), медик (акушерство).
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем