X

Тетя Света, или почему хорошие мальчики не бывают счастливы

Тетя Света, или почему хорошие мальчики не бывают счастливы
В доме, где мы живем, у нас есть соседка -  тетя Света. Света живет в этом доме с рождения. Света и дом очень похожи. Дом построен после войны для семей архитекторов. На Льва Толстого, с высокими потолками 4.70, лепниной на фасадах, большими окнами. По стенам протянуты кабели, в некоторых окнах нет одного стекла, штукатурка и лепнина кое-где обвалилась. Вместо люстр на потолках из стен торчат “лампочки Ильича”. То, что когда-то было отражением статуса, сейчас пришло в запустение, банально - нет денег. 
Но как высота потолков и месторасположение остались у нашего дома, так и амбиции остались у нашей соседки. Света требовательна к консьержке и дворнику. Света требовательна ко всем магазинам и кафешкам на первом этаже. Света требовательна к соседям и к их гостям. Света требовательна к магазинам, кафешкам, консьержам соседних домов. A иногда и к их гостям тоже. Свои требовани Света редко сообщает прямо. Скорее она обращает внимание громким вздохом, закатыванием глаз, поджатыми брезгливо губами и фразой, обращенной к пространству: “И кто вас таких сюда пустил?...”
 
А еще у Светы есть сын. Его зовут Олег. Когда-то у Светы был муж, но он, наверное, умер. Это не точно. Олег прекрасный мальчик, 36-ти лет. Олег носит бороду и лишний вес. При росте 178 его вес 115. Олег сильно страдает из-за своего веса, потому что штаны протираются между ног. Ножки толстые при ходьбе сильно трутся друг об друга, вот там, сверху. Из-за этого штаны приходится часто менять. Благо, для Олега это не проблема. Олег достаточно успешный ITшник. 
Спасибо маме. Мама решила, что Олег, как и все в семье, будет математиком, еще когда ему было 3. Сначала его отдали в специализированный садик, потом математический лицей, ну и потом, конечно же, Олега отвели в КПИ. 
Олег постоянно плохо учился, по крайней мере, так говорила мама. Вот его старший брат - это другое дело. Умничка. В 25 лет стал кандидатом наук, а в 31 доктором. 
 
Когда Олег приходит домой, его встречают жена и дочка. Олегу кажется, что он их любит. Он зарабатывает для них деньги. Спрашивает у жены, как прошел день, и честно старается заставить себя поиграть с дочкой. Иногда у него даже получается. Олег мог бы сказать наверняка, любит или нет, если бы знал, что такое любовь. Но он точно знает, что любит свою маму. 
Олег интроецирован убеждениями, что хорошие сыновья всегда любят свою маму. Всегда помнят о ней - звонят каждый день, чтобы поинтересоваться ее здоровьем, иногда несколько раз в день, угадывают, что подарить ей на праздники и куда отвезти ее отдохнуть, спрашивают ее совет, не спорят, не расстраивают. Хорошие сыновья всегда сделают так, чтобы мама могла гордиться ими. Олег точно знает, что он хороший сын и что он любит свою маму. А еще Олег хочет убить свою маму, но об этом он пока не знает. 
Олег мог бы ощутить, что он заебался звонить каждый день, что он заебался угадывать, и (не дай Бог) не угадает, что ей подарить, заебался брать каждый раз ее в отпуск, сверять свой каждый шаг с тем, что она подумает, даже не скажет, а подумает. Олег заебался быть хорошим сыном. Олег мог бы ощутить, что его останавливает вина и стыд за то, что он плохой сын. Олег мог мы много чего ощутить, если бы не десенсибилизация - уход от своих чувств. 
Олег делал так всю жизнь. Ему было так невыносимо больно и плохо от того, что он недостаточно хороший сын, что единственный способ для него справиться с этой нагрузкой - это отключить свою чувствительность. 
Чтобы чувствовать еще меньше, Олежа много ест. Чем больше Олег ест, тем бОльшим он становится, и тем лучше отгораживается от внешнего мира - пытаясь защитить себя от переживаний. Еще Олег ест, чтобы заглушить постоянную тревогу. Она с ним всегда - и когда он засыпает, и когда просыпается. Почти как мама. Но, забивая живот, Олег чувствует, как впадает в транс, как младенец, которого накормили. Ему становится хорошо и спокойно. Олег мог бы пить или нюхать, но хорошие сыновья так не делают.
Эх, если бы вся эта агрессия, которая копится у Олежи, могла бы циркулировать в отношениях. Если бы он знал, что мама примет его, то научился бы подбирать к своей агрессии подходящую, не разрушающую форму, а не бояться, что он убьет маму.
Олег смог бы отрегулировать отношения с мамой, смог бы перестать соответствовать ее ожиданиям и жить своей жизнью. Олег почувствовал бы свободу. Олег вообще почувствовал бы. 
Вот так и живем. 
 
Все персонажи выдуманные. Все совпадения случайны. Кроме дома. 
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем