X

Жертва не виновата, но все же… Немного о виктимности

Жертва не виновата, но все же… Немного о виктимности
Сейчас непринято говорить о виктимности, даже наоборот – это понятие всячески порицается и задвигается как что-то плохое и неправильное. В сети я периодически натыкаюсь на агрессивные комментарии по поводу недопустимости обвинения жертвы вместо преступника, что это по сути своей аморально и бесчеловечно.
Давайте проясним сразу: насильник виноват, преступник должен сидеть по всей строгости закона, насилие ужасно и очень травмирует пострадавших.

Но…все же возвращаясь к виктимности. Зарядившись от подобных воззрений, для меня крайне актуальным стало желание донести идею: иметь право носить короткие юбки и носить их тогда, когда этого делать объективно лучше не стоит – это немного разные вещи. Люди должны понимать ответственность, которую несут за свои поступки, и к чему это поступки могут привести.

В гештальт- терапии есть два принципа работы с клиентом, на которых строится весь терапевтический процесс – это поддержка и фрустрация. Когда клиент приходит к терапевту из позиции жертвы (если берем треугольник Карпмана: Жертва – Спасатель - Тиран), то первым делом терапевт дает ему поддержку, для того чтобы взрастить внутреннюю устойчивость клиента и помочь ему покинуть это злополучное место в треугольнике. Затем мы переходим к фрустрации – как возможности вернуть клиенту ответственность за свою жизнь и поступки.

((Важно отметить, что фрустрируя такого клиента сразу – можно банально попасть в позицию тирана и начать винить «жертву» на ряду со всем ее окружением. То есть усугубить ситуацию. Поэтому очень важна поддержка, чтобы фрустрацию и ответственность клиент смог вынести)).

Но, по моему глубокому убеждению, когда мы отрицаем понятие виктимности, мы вроде давая поддержку, не даем фрустрацию, которая помогла бы клиенту осознать свою ответственность, - если таковая имела место быть, конечно!.

Итак, почему, на мой взгляд, понятие виктимности важно и почему важно психологическое просвещение о виктимном поведении.

1. Осознанность и зрелость. Карпман предложил теорию психологического треугольника, где есть три позиции – жертва, тиран и спасатель. Когда мы занимаем позицию жертвы, кто-то обязательно должен занять пустующие места. Что самое интересное, эти роли могут меняться и достаточно часто в отношениях одних и тех же людей. Зачастую клиент, встречаясь с теорией Карпмана и осознавая свое поведение, склонен в будущем отслеживать, каким образом он попадает в состояние жертвы, какие мысли, чувства или поступки приводят к подобным неконструктивным психологическим играм. И потом осознанно влиять на свое поведение!

2. Разрыв шаблона или завершение гештальта. Встречаются случаи, когда одна и та же женщина из раза в раз находит себе мужей, которые склонны к алкогольной зависимости и насилию. Когда в подобных отношениях прослеживается тенденция, то скорее всего у терапевта первым возникнет вопрос: какие отношения были в родительской семье и что для этих отношений было приемлемым? Предположительно (правда не обязательно), что подобное поведение было практически нормой в отношениях папы и мамы. Осознание, каким образом женщина каждый раз делает выбор в пользу неблагополучных партнеров, и работа с этим осознанием помогут разорвать повторяющийся шаблон поведения.

3. Связь с реальностью. Право носить короткую прозрачную юбку-пояс есть у всех, но надо понимать, слово «нет», адресованное психически нездоровому человеку, не обезопасит от насилия. Я недавно слушала небольшую лекцию по психологии стиля, где специалист рассказывала о своеобразных психологических искажениях в представлении об одежде и о том, как я должен одеваться. Некоторые люди, в силу своих психологических установок или подсознательных стремлений, одеваются объективно не соответствующе своему внутреннему ощущению. Например, я считаю себя деловой леди, при этом одеваю классические шорты чуть ниже попы и чулки. И могу очень возмущаться, почему ко мне возмутительно и беспардонно пристают, а не воспринимают как делового партнера. В этом случае открытость в получении обратной связи от мира и психологическая работа над соответствием внутреннего образа внешнему – может обезопасить от множества неприятных ситуаций.

4. Понимание разницы в физиологии и психологии мужчины и женщины. Ни от одного мужчины слышала, что очень сложно становится ходить по улице, когда приходит весна и лето, потому что излишне откровенные наряды постоянно держат в напряжении. Понятно, что психологически здоровый человек не будет бросаться на девушку на улице, он сдержанно уединится и найдет себе возможность разрядиться (я про спорт сейчас конечно же). Выпивший может не сдержаться и позволить себе шлепнуть по заднице, а психически нездоровый - сделает ужасное.

Мне кажется, очень важно не только дать место понятию виктимности, но и всячески психологически просвещать общество в этом вопросе. Ведь важнее не то, кто громче крикнет, что жертва не виновата, а то, чтобы эта жертва не появилась! Ведь когда будет сидеть насильник на скамье подсудимых, ожидая своего приговора, девочка в короткой юбке может быть уже с поломанной судьбой. И можно после этого бесконечно кричать, что у нее было право одеваться как она хочет, садиться в любую машину, какую захочет, и бродить в любое время суток, которое захочет. Безусловно, право имеет, только куда засунуть это право, когда насилие или убийство уже произошло.

Мы все имеем право махать перед быком красной тряпкой. И конечно же, в итоге бык будет виноват, что от нас останется лужа. Только не лучше было бы нам сразу показать, что мы по какой-то причине откровенно нарываемся и к чему это может привести. И в итоге обойтись без луж.

Мне кажется, понятие виктимности создано не для того, чтобы обвинить жертву в совершенном над ней преступлении, а как отличная превентивная мера для того, чтобы этой жертвой не стать, или же не стать ею повторно. Ведь если человек влипает в похожие ситуации из раза в раз, в которых он выступает потерпевшим, отлично было бы поисследовать, что в его поведении и мироощущении такого, что может эти ситуации притягивать. На мой взгляд, очень важно разделить эмоциональную реакцию «на недопустимость мысли о вине жертвы в совершенном над ней преступлении» и рациональную идею о том, что расширяя осознанность и прививая ответственность за свои действия, у человека появляется возможность менять вокруг себя реальность, дабы больше не выступать в роли жертвы. Ни что касается (не дай Бог) преступления, ни что касается межличностных отношений, ни что касается прочих жизненных ситуаций.

Безусловно, мы можем говорить о виктимности в тех случаях, когда это уместно и когда поведение жертвы в чем-то было безответственным или даже опасным.

Эпилог
Моя статья о непопулярных детях в школе вызвала бурю негодования в комментариях. Главным посылом подобных комментариев было обвинение в буллинге. Складывается ощущение, как будто «жертв» можно только жалеть и никак больше им нельзя помочь. Но разве это не поощрение невроза? Мне невольно хочется спросить в такой ситуации, что реальнее: изловить и наказать всех-всех на свете обидчиков и грубиянов, посадить всех невоспитанных детей в колонии за буллинг или же научить того непопулярного подростка чувствовать себя и поступать так, чтобы больше ни у кого не получалось его «поставить на колени» или хоть как-то обидеть?
Помочь подняться и взять в руки СВОЮ ответственность.
Поддержка и фрустрация, поддержка и фрустрация…
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем