X

Юный Виталик и раздутые границы

Юный Виталик так возмущался выбором сограждан, что долго не мог уснуть. “Не так страшно жить с президентом-клоуном, как с теми, кто его выбирает. Эти идиоты же, блядь, повсюду. Как теперь ехать в метро, если каждый третий в вагоне - недоумок? - Разговаривал он с собой. - Каждый третий! Если вероятность попасть под нож хирурга-избирателя Зеленского составляет 30%, то как можно доверять медицине? Как можно отводить ребенка в школу, если три учителя из десяти голосовали за клоуна? Как доверять полицейскому, если один к двум, что он - зеленобот?”
 
Чтобы отвлечься, юный Виталик открыл “Руководство по гештальт-терапии” от Булюбаш. Книга шла тяжело. “...В гештальт-терапии есть понятие “граница контакта”, имеющая отношение к встрече индивида со средой. Она всегда двойственна - это и признание факта различий, и признание того, что объединяет...”, - писала автор. “Ну почему, блядь, нельзя было написать нормальным языком?”, - возмущался юный Виталик. Он не мог сосредоточиться и понять, о чем речь. “Что за “признание”? Почему ты использовала отглагольное существительное вместо глагола? Кто, блядь, признает?”, - обращался юный Виталик к автору, но возвращался к тексту.
 
На следующем абзаце ровно на цитате Фрица Перлза юный Виталик не выдержал и швырнул книгу в стену. “Чтоб с тобой так клиенты разговаривали, как ты - с читателем”, - крикнул он в сторону учебника.
 
- Ты злишься. Браво! - проговорил кто-то за спиной юного Виталика.
 
Это был пожилой лысый мужчина с седой растрепанной бородой. Он был в потрепанной тенниске и шортах, сидел на подоконнике, курил сигару и хитро усмехался.
- Фриц? Перлз? Что ты здесь делаешь? - проговорил юный Виталик.
- Курю, - ответил гость и сбил пепел на пол. - Разве не видишь?
 
У подоконника была приличная кучка пепла и сигарных окурков.
- Но это мой пол! Ты нарушаешь мои границы! - возмутился юный Виталик.
- Да. И что? - снова улыбнулся гость и пыхнул сигарой.
- А то, что прекрати немедленно стряхивать свой блядский пепел! - закричал юный Виталик.
- А если не прекращу, то что?
- То я... тебя… Не беси меня!!!
- Ты злишься. Браво! Но почему? - недоумевал вторгалец и затягивался сигарой.
- Потому что ты, блядь, нарушаешь мои границы! И у меня, блядь, день тяжелый был. Сука, все нарушают мои границы. То, блядь, заказчик требует текст в четвертый раз переписать, то идиоты клоуна в президенты выбирают, то, блядь, книгу нормально написать не могут, а тут ты еще со своей вонючей сигарой!
- О, у тебя есть границы! Браво!
- Блядь, ну конечно, есть. Ты же про них начал!
 
Мужчина встал с подоконника, подошел к учебнику, поднял его и полистал.
- Да, про границы тут явно не дописали, - произнес он. - Но я не буду затягивать время и скажу покороче, а то итак уже задержался.
- Да уж, давай поскорее дуй отсюда! - буркнул юный Виталик.
- Я тут чтобы сказать о твоих границах. Они у тебя чрезмерно раздуты, юный Виталик…
- Почему это?
- А с чего ты взял, что заказчик не должен требовать переписать текст? Как ты включил его способность что-либо требовать или не требовать в свои границы? С какого рожна избиратели должны выбрать другого президента, а госпожа Булюбаш - писать, как тебе понятно? Это не они нарушают твои границы. Они-то нормально расширяют свои. Это ты так раздул границы, что любая активность внешней среды их нарушает. Ты набираешь 200 кг веса, заходишь в набитую маршрутку и требуешь, чтобы тебя, не дай Бог, никто не коснулся, а то тебе больно. Смотрите, какой ужас - юный Виталик пал жертвой нарушения его границ!
- Сейчас ты падешь жертвой, старая жидовская морда!
- О, ты злишься! Да, с такими раздутыми границами ты обречен злиться вечно. Злость ведь говорит о том, что границы нарушаются - ты это еще не читал?
- Читал. Но...
- ...но раздутые границы помешали это усвоить. Я говорил, что границы человека там, где его кожа. Но это я говорил, когда я был живой. Теперь запомни, юный Виталик: даже твое тело не принадлежит тебе, ибо может быть убито малейшей случайностью. И ты не то, что на президентские выборы, ты даже на возможность завтра посрать нормально не имеешь права рассчитывать, потому что и будущее, и всякая случайность - это вне твоих границ. Так что чем скорее ты сдуешь свои границы, тем радостнее проживешь. Все, мне пора, юный Виталик, - мужчина еще раз выпустил дым и исчез.
 
Юный Виталик открыл глаза. Рядом лежало “Руководство по гештальт-терапии”. “Сука, даже сны меня бесят”, - подумал он, выключил ночник и продолжил спать. Но ему опять снился Фриц Перлз, только на этот раз он объяснял, что сон - это феномен внутренней среды, а раз так, то она не может бесить в принципе. И что все это указывает на то, что у юного Виталика границы не только раздуты, но и проходят посреди личности. А это - отдельная и тоже непростая работа.
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем