X

Мой ребенок тяжело болен. Мне страшно. Часть 2.

Мой ребенок тяжело болен. Мне страшно. Часть 2.
Известие о тяжелом диагнозе ребенка повергает родителей в шок. Отрицание, страх, отчаяние, злость, агрессия – нужные и правильные эмоции на первом этапе. Следом приходит депрессия, и здесь родители или навсегда «застревают», или обращаются за помощью к специалисту и ведут поиск, как давать ребенку реальную эмоциональную поддержку и ресурс.
Какие есть крайности?
 
Родители подавляют и игнорируют свой страх и гнев. Они становятся холодными и бесчувственными, хотя им кажется, что они стали сильными и целеустремленными, ребенок, соответственно, - капризным и неуправляемым. Разворачивается тяжелый детско-родительский конфликт, в котором все силы уходят не на исцеление, а на борьбу и подавление воли ребенка. «Сколько, я сказала, столько и будешь лежать», «Ты что глупый, не понимаешь, что нельзя вставать с кровати?». Конечно ребенок не глупый, он прекрасно понимает, что своими действиями вредит себе. Но будет это делать до тех пор, пока родители не признают свой страх и гнев на случившуюся болезнь с ребенком. Своими провокациями ребенок «заставляет» родителей проживать гнев таким суррогатным способом и ценой своего бесценного и ограниченного времени. Дети - наши самые главные спасатели.
 
Родители отрицают болезнь и диагноз. Они месяцами ходят по разным врачам и больницам. Они упускают тысячи возможностей. Они теряют время жизни своего ребенка, но все равно не сдаются. Родители становятся нервными, раздражительными и неадекватными. Они могут пройти 10 врачей, получить 10 разных диагнозов и сделать 10 разных операций. В такой ситуации ребенок становится безвольным, апатичным или манипулятивным и властным. Поняв, что болеть выгодно, т.к это позволяет командовать и управлять неустойчивым родителем, он никогда не развернется к исцелению, даже ценой своей жизни.
 
Родители проваливаются в депрессию и скорбь. Выйти из депрессии самостоятельно очень трудно. Родители много месяцев потратили на подавление гнева и страха, теперь, став обессиленными и изможденными, они транслируют ребенку апатию и меланхолию. Часто родители плачут у постели ребенка и причитают «ты только поправляйся». Ребенок никогда не разочарует свою маму, которая и днем и ночью оплакивает его.
 
Мы живем в 21 веке, вокруг нас много хороших книг, специалистов и доступного интернета. Находясь в хроническом стрессе или депрессии, без внешней помощи с этими состояниями справиться сложно. Даже насморк способен повлечь тяжелейшие осложнения. Можно пойти в личную психотерапию, коуч, семейные расстановки и начать изменять свое состояние, открыть в себе ресурс и силу, и как следствие начнет меняться ситуация и у ребенка. Ведь дети находятся в психо-эмоциональном поле родителей. Вообще делать можно многое, но большая часть родителей отказывается от простого – от признания факта случившегося. «Вы понимаете, - кричала мама 10-летнего мальчика, - этого ни у кого не было в семье, никогда!» И за 3 года ребенок прошел 10 операций и 4 лучевых терапии, на короткий срок наступало облегчение и снова откат, снова операция, облегчение и откат.
 
В каждой родовой системе есть первый, через которого что-то проявляется, может начать складываться династия (сердечников, диабетиков, астматиков и т.д.), которая хранит верность родовой лояльности ценой своей жизни. В одиночку с таким справиться невозможно. Но если родители не умеют или не хотят брать помощь из внешнего мира, то как они могут научить ребенка принимать эту самую помощь от себя родителей и врачей?
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем