X

Одиночество

Одиночество
Грубо говоря, я различаю два вида одиночества.
Первый, комфортный, у меня формулируется в фразу «Хорошо быть одному, когда тебя кто-то ждёт».
Это же приятно ощущать внутреннюю потребность быть отдельно когда, например, в 15 минутах по городу можно нырнуть в объятия и окунуться во все сопутствующее.
Это одиночество плодотворно, питательно и приятно. Здесь человек чувствует себя связанным с важными другими и уединение требуется для того, чтобы восстановить силы, навести резкость или сбросить напряжение.
 
Второй - чувство отделенности и не связанности. Когда понимаешь, что совершенно, полностью и абсолютно один.
Недавно встретил хорошее выражение Д. Холлинса: «Связи никогда не бывают ни совершенно приемлемыми, ни абсолютно надежными, поэтому человек испытывает страх и тоску, ощущая свою разобщенность с другими людьми и свое одиночество в космосе».
Очень резко подобное я почувствовал в момент прыжка с парашютом. Когда впервые стоял в открытом люке, а передо мной эта пропасть. И я собираюсь в нее шагнуть. Что будет дальше, как это произойдёт, приземлюсь или уже нет, не известно. В моменте есть страх и сильное возбуждение (гормоны-то шарашат).
Взять кого-то с собой нельзя. Шаг надо делать одному. Да, где-то в этой пропасти уже болтается друг, а за спиной на лавочке сидит любовь. Ждет своей очереди. Но в этот момент только я, пропасть и одиночество.
Не важно, что все три раза меня выпихнул инструктор-орангутанг (шучу), воспоминание этих секунд на краю можно растянуть на часы.
Мне рассказывали, что такое же испытывают, когда попадают в аварии. Машина переворачивается два-три-четыре раза, а внутри все в замедленной сьемке.
Думаю подобное, только усиленное во много раз, переживают люди, когда осознают что умирают. Тотальное одиночество вместе с ужасом и отчаянием, которые ему непременно сопутствуют. Совершая последний шаг человек находится внутри себя и только он знает, что переживает. Нет никакой возможности это разделить.
 
В подобные «острые» состояния люди попадают в сложные, кризисные периоды. В пиковой фазе, они могут проявляться в виде психической боли. Когда боль затухает, на смену приходит тошнота - тревожное и ноющее чувство внутри и пластик вокруг.
Она не заметна постоянно, но при попытке сделать что-то, что привычно приносило удовольствие – оп – и она здесь. Мир воспринимается, как будто, через аквариум. После «привычноприятного» становится мерзковато. Обычные действия ее не пробивают, она не пускает заполнить образовавшийся вакуум.
Интеракции и итерации - два сухих и формальных слова, которыми удобно описывать мир в такие периоды.
 
Да, есть родные, друзья, коллеги. Но становится отчетливо ясно, что твое наличие важно по факту. Ты есть и это хорошо. По сути, никому не интересны все эти переживания и события. Мало кто хочет с таким соприкасаться. А пробиваться к ним нет ни желания, ни сил. Связи нет, а тошнота есть.
Думаю в жизни каждого приличного человека есть эти две вещи: он когда-то начал читать «Уллис» и иногда сталкивается с этим чувством.
 
Кроме непременной данности одиночества как одной из экзистенций, оно может возникать остро, когда у человека нет свидетеля его жизни. Нам всем очень важны такие люди. Те, с кем разделяем, делимся, кому доверяем. Хранители личной истории.
Не менее важно самому быть этим человеком для кого-то. Потому что тогда, есть чувство сопричастности и нужности.
 
Во время, когда такого человека нет, это чувство затаскивает в себя и может начать казаться, что перестаёшь существовать. Есть оболочка и функции. Не всегда удаётся определить, есть ли что-то еще. Если находиться в этом достаточно долго, постепенно окружающее становится плоским. Одномерные люди, одинаковые события, дни похожи друг на друга. Чувство несвязности с внешним миром, как форма вынужденной изоляции. Она особенно болезненна, когда стремление разделить с другим ясно осознается. Но не случается.
Внутри остаётся острый и выраженный дефицит.
 
На этот счет есть отличное размышление Ялома: «Все мы одинокие корабли в темном море. Мы видим огни других кораблей - нам до них не добраться, но их присутствие и сходное с нашим положение дают нам большое утешение. Мы осознаем свое абсолютное одиночество и беспомощность. Но если нам удается вырваться из своей клетки без окон, мы начинаем осознавать других, встречающихся с тем же ужасом одиночества. Наше чувство изолированности открывает нам путь к сочувствию другим, и мы уже не так сильно боимся». Для себя я формулирую это не так поэтично, но мысль классика хорошо отображает состояние.
 
В общем, Ялом уже объяснил что делать. Но есть здесь и уловки.
Первое движение, из этого состояния, я формулируют как «Спасаться В других». Люди умные, они придумали огромное количество возможностей. Карьера, дети, отношения, спорт, путешествия. Есть много отличных способов создать нужное ощущение. На время. Часто эти «активности» оказываются не «чистыми» потребностями, а всего-лишь заглушками. При должном подогреве, быстро слетают. И, к удивлению, иногда без последующего сожаления.
Самое желанное, самое простое и не полезное, в такой период - нырять В других.
 
Я встречал несколько людей, приближаясь к которым возникает ощущение липучести. Прямо на физическом уровне кажется, что они пытаются прилепиться к кому-угодно. Проявляется в выражении лиц, фразах, интонациях, дистанции и в каком-то моем желании усилить границу. За этим всем угадывается острый дефицит и стремление сбежать от одиночества.
Если быть достаточно внимательными, эту интенцию не сложно определить. Она обозначает лишь то, что здесь решены не все вопросы. Прямая встреча со своим контекстом всегда полезнее избегания.
У меня была знакомая, которая экспериментировала с этим чувством. Она рассказывала, как лежала три часа на кровати, ни на что не отвлекаясь. Никаких гаджетов, сигарет, чаечка или сна. Фул контакт. Переживания не из легких. Там много чего зарыто. И много всего выходит на поверхность. Попробуйте, эффект точно будет.
Ещё один вариант – застрять в этом надолго. Ведь можно, как Кьеркегор, держать себя в болезненном одиночестве и стать певцом отчаяния и страха. Хотя его опыт полезен для нас, сам он, как известно, закончил слишком быстро.
 
Другая интенция появляется только со временем, она точно не первая - это желание выходить на встречу. Когда честно и искренне хочется связываться. Оно может приходить с пониманием, что пора себя вытаскивать. Эта мысль означает, что силы и желание появились. Здесь есть готовность заполнять пустоту.
Конечно, будут встречаться разные люди. Многие из них окажутся случайными. Важно их «пробовать» и отходить. Не спешить с разгону «вмазываться», хоть и будет хотеться. Потому что только на расстоянии ясно, отвечают ли они внутренним стремлением. Стоит постараться не бояться терять. Из этого состояния все равно терять нечего. Вы и так одиноки. Пропущенные внутрь случайные люди, впоследствии, только подорвут веру.
И нужно совершать усилие. Это не произойдёт само собой. Если вы сами не организуете своё окружение, комфортное пространство, безопасных людей, они попросту не случаться. Не надо этого мыльного инфантилизма. Придётся рисковать и открываться. Наверное, с кем-то попрощаться. Иногда чувствовать неловкость и свою навязчивость. И пробовать не один и не два раза, а ровно столько, сколько понадобится. Разочарование здесь неизбежно. Но оно, ведь, лучше сожаления.
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем