X

«Я папе расскажу!»

«Я папе расскажу!»
«Я папе расскажу!», - магическая фраза из уст ребенка означающая только верхушку айсберга.
Если ребенку приходит на ум такая фраза и он осмеливается сказать ее предполагаемому обидчику, это значит, что опыт «быть защищенным» уже имеется. И есть уверенность, что я не один/ не одна, папа (или мама) прикрывает мою спину.
В раннем детстве это проявляется в том как ребенок, в случае конфликта на детской площадке бежит к родителю в слезах рассчитывая на утешение и защиту, и получает то и другое. Или видит, как родитель сам бежит к нему для того чтобы уберечь, защитить, поддержать, обнять.
По мере взросления ребенка, родители постепенно передают ему часть ответственности за функцию его защиты. Когда ребенку скажем 14, родитель скорее поинтересуется: «тебе нужна моя помощь или вы сами разберетесь, как думаешь?». Если ответ «сами», родитель продолжает держать ситуацию под контролем и интересуется как прошел разговор, к чему пришли, нужна ли его помощь. И еще некоторое время присматривается к поведению ребенка чтобы удостовериться, что и правда сложная ситуация улажена.
Таким образом с раннего детства человек усваивает:
1. Если меня обижают, я нуждаюсь в защите.
2. Есть ситуации, в которых мне нужна помощь другого человека в защите меня. И о ней нужно попросить.
3. Есть ситуации, в которых я сам (сама) способен себя защитить.
 
Так постепенно формируются границы личности, когда человек ощущает, что с ним хотят сделать или уже делают что-то, что ему не подходит и умеет об этом сказать, это оттолкнуть, отстоять границу и т.д.
Замечаете? Родитель защищая обучает тому, что себя нужно защищать.
 
В идеале, папа - социальный защитник. Он обучает ребенка тому как взаимодействовать с миром, как поступать в разных ситуация. Он бывает жестким, он обозначает границу дозволенного, и в то же время ребенок не сомневается, что базово папа «за меня».
Мама – инстинктивный защитник. Она бросается на защиту своего чада обеспечивая ему выживание. От такой мамы можно услышать: «я за тебя кому угодно глотку перегрызу», у матеры пробуждается животная инстинктивная агрессия для защиты своего ребенка. Это глубокое знание дает человеку ощущение опоры во взрослой жизни.
Ребенок вырастает, сепарируется от родителей, но знает «мама присматривает за мной». Сначала буквально присматривает на детской площадке. Потом «присматривает» на тонком уровне, держит связь.
А папа всегда рядом, когда он нужен.
 
Это хороший вариант. Всем бы хотелось иметь такого папу.
Но увы не у всех такой имеется, поэтому есть другие варианты развития событий.
 
Когда папа отсутствующий (даже при физическом присутствии), а мама вечно занята, ребенок остается со своими трудностями один. А если и осмеливается сказать маме, что в школе кто-то обзывает/толкает/бьет, мама, закатывает глаза и говорит: «ну почему с тобой вечно все не слава богу? Ну что ты сделал (сделала) этому мальчику, ведь не просто так он к тебе цепляется?! От тебя одни проблемы!».
В этом месте у ребенка уходит почва из-под ног. Нет ощущения, что за спиной есть большой и сильный родитель, который «за меня». Это место рождения страха (читай - ужаса), вины (я создаю маме проблемы), стыда (потому что- со мной что-то не так).
 
Дальше вариантов много, так как это место для творческого приспособления:
 
- человек (девочка или мальчик) становится милым, послушным, удобным и старается всем нравится, чтобы минимизировать риск возникновения ситуаций в которых нужно себя защищать.
Во взрослом возрасте у женщины это может принимать формы всем угождающей женщины: она поработает на выходных, она возьмет весь быт на себя, она будет покладистой и всегда немного напуганной, винящейся и пристыженной;
 
- человек (девочка или мальчик) сознавая что мир не безопасен и защиты ждать неоткуда, выбирает стратегию «нападать первым», такой напуганный, но оскалившийся волчонок. И это часто срабатывает. Появляясь в новой группе такой ребенок (или взрослый) напугает людей сразу на всякий случай, чтоб те держались на дистанции. Такую девочку или мальчика (мужчину или женщину) часто побаиваются и учитывают;
 
- человек (чаще девочка), если повезло с внешностью, быстро понимает, что это некоторая валюта, за которую безопасность можно купить. Она научается быть соблазняющей. И соблазняет часто агрессора, который будет ее защищать от других, но сам регулярно ее повреждает (обзывает, бьет, унижает, насилует и т.д.);
 
- человек (девочка или мальчик), может решить поменьше соприкасаться с внешним миром и создает себе свой. Он не формирует связи, не строит отношения, его внутренний мир гораздо богаче внешнего. И с внешним миром такой человек соприкасается лишь из необходимости (зарабатывать деньги, например).
 
Существует множество вариантов развития событий, так как это творческое приспособление и зависит от уникальных внутренних ресурсов и опыта ребенка полученного в семье, в школе, в кружках, во дворе и т.д.
Все эти способы хороши так как обеспечили выживание в семье и среде, в которой рос ребенок.
 
Однако, теперь когда человек уже взрослый, эти способы могут сильно ограничивать его репертуар возможных реакций и действий в ситуациях нарушения границ.
Например, если девочка выросла в семье, где папа бил и унижал, у нее не было выбора, это ее родители и нужно было выжить в этой семье. Но когда она становится взрослой женщиной и живет с мужчиной, который нарушает ее границы – выбор есть, но нет способа как обойтись с обидчиком иначе чем терпеть и решить, что сама виновата.
 
С чего начать?
Внутри такого взрослого иногда звучит тихий и робкий голос (или сдавленный крик) о том, что: «это не правильно», «так не должно быть», «я так больше не могу» и т.п.
Голос такой робкий и слабый от того, что никем не поддержанный.
Этот голос зачастую заглушают другие внутренние голоса (чаще всего родительские/ бабушкины/ дедушкины): «ты во всем виноват», «у тебя дурной характер», «если ты будешь так себя вести, ты никому не будешь нужен», «если ты так будешь себя вести, останешься одна» и т.п.
Это «внутренний палач» сотканный из голосов взрослых, еще в детстве. Поэтому он ощущается как сильный и авторитетный.
 
Первый шаг, с которого можно начать: допустить что этот тоненький и неуверенный внутренний голос может быть прав. Дать себе шанс и рискнуть поверить.
Второй шаг: посмотреть вокруг и поискать подтверждения того, что в реальном мире бывает так как вам в глубине души хотелось бы.
Третий шаг: найти того (тех), кто качественно поддержит изменения.
Третий/ Четвертый шаг: начать в личную психотерапию (получить опыт быть встреченным со своими чувствами, поддержанным и защищенным) или групповую психотерапию (получить поддержку узнав, что ты не один такой, что ты не урод и что многие люди встречаются с такими трудностями).
 
Терапия будет заключаться в проживании чувств, в налаживании связи с собственной агрессией как ресурсом и в приобретении новых способов творческого приспособления (в расширении репертуара).
Цель терапии – улучшение качества жизни. В самом глубоком понимании этих слов.
 
 
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем