X

Ответственность, или Как научить клиента лечиться об гештальт-терапевта

Поводом к написанию этой статьи стали многочисленные в последнее время вопросы ко мне со стороны начинающих (и не только) частную практику гештальт-терапевтов. Теперь я буду с удовлетворением отсылать интересующихся к этим тезисам. К сожалению (или к счастью) Вы не найдете здесь ничего революционного, однако, мне кажется важным перевести подспудные ощущения, преследующие многих практикующих психологов в сферу осознавания и, возможно, дать повод для конструктивной полемики.
 
Предупреждение:
хотя эта статья и написана не для клиентов -  скорее она будет полезна тем гештальтистам, кто только начинает свою психотерапевтическую практику, однако, если Вы решили использовать для решения своих проблем именно гештальт-терапию, Вам определенно стоит ее прочитать. Хоть она  и полна терапевтического жаргона, (именуемого в профессиональной среде «гештальт-лексиконом»), надеюсь, интересующийся психологией читатель сможет сделать свои выводы, и успешно воспользоваться гештальт-терапией для решения своих жизненных задач.
 
Итак, начнем!
Сначала: принцип целостности – одна из основ гештальт-терапии. Более того, мы воспринимаем человека не только целостным самим по себе, но и как целостность, организующуюся в контакте со всей окружающей средой - той реальностью, в которой человек находится в данный момент, и с которой он взаимодействует.
Здесь я не буду говорить о характерологических личностных расстройствах – эта статья о тех затруднениях, которые имеют «здоровые» в интерпретации Фрица Перлза индивидуумы.
 
Важный вопрос -
замечали ли вы, что некоторые клиенты, приходя на терапию, хотят, чтобы им провели некую процедуру, которую бы делал терапевт, а они бы пассивно получали облегчение, другими словами, ожидают своего рода «психологическую клизму», «душевную липосакцию», или, возможно, «духовную инъекцию»?
 
Это очень похоже на то, как если бы в фитнес-зал пришел человек, и сказал инструктору, что мол, он хочет похудеть, и готов для этого часами наблюдать за тем, как тренер поднимает тяжести и делает упражнения, сам при этом попивая пиво с орешками. Скорее всего, такой тип вызовет у тренера недоумение, и, возможно раздражение, поскольку любому здравомыслящему человеку ясно -  чтобы похудеть с помощью фитнеса, необходимо самому выполнять упражнения, которые показывает ему инструктор.
 
Несколько слов для клиентов.
Если вы терапевт, то можете смело пропустить этот абзац и переходить к следующему.
 
Так вот, если Вы действительно пришли на терапию чтобы решить какие-то свои проблемы, выйти из депрессии, перестать испытывать боль или просто улучшить свою жизнь – то первое что Вам необходимо сделать – это перестать ожидать, что терапевт что-то сделает с Вами. Это Вы сами будете делать что-то с самим собой при помощи терапевта! А если Вы спросите:  «Можно ли тогда решить свои проблемы без терапевта?», то мой ответ на него будет таким: «Конечно можно! В большинстве случаев».
Совершенно другой вопрос состоит в том, сколько времени, сил и своих собственных ресурсов Вы на это потратите. Вернусь к аналогии с фитнес-залом. Спросите себя – «Можно ли приобрести красивые мышцы без инструктора, тренажеров, диеты, режима и определенной программы?». Предлагаю Вам подумать над этим.
 
Возвращаясь к теме,
напомню известный факт, (который Вам сообщили на первой ступени обучения гештальту) – гештальт-терапевт в работе с клиентом использует в качестве инструмента самого себя. Вернее будет сказать, что терапевт может и должен позволять «использовать» себя в контакте с клиентом в общем терапевтическом поле. Но каким бы качественным, «навороченным» и суперсовременным инструментом Вы бы не являлись, от Вас не будет большой пользы для клиента, если он сам не будет использовать свои усилия и навыки применения этого «инструмента». Поэтому, наша первая задача – это избавиться от ложной уверенности в том, что мы можем что-то «сделать» с клиентом без его участия. И второе: нам придется потратить какое-то время на объяснение этого, и на обучение клиента использовать его собственные навыки в контакте с нами (которые, без сомнения у него имеются)! Или, что тоже бывает, отказаться от взаимодействия и перенаправить его куда-нибудь еще.
 
Нас учили,
что в гештальте, терапевт много работает на повышение осознавания клиента, находясь в контакте с ним и предлагая обратную связь, различные эксперименты, связанные с телесными проявлениями, эмоциональными состояниями, и так далее. При этом мы видим, как клиент привычно прерывает свои потребности, уклоняясь, уходя в слияние, проецируя, ретрофлексируя – или еще каким-нибудь «излюбленным» способом. При этом чтобы «прервать прерывание», терапевту часто приходится применять довольно радикальные, (конечно,  относительно субъективных ощущений клиента), методы.
 
Не стоит забывать, что любое прерывание контакта со средой обусловлено творческим приспособлением, актуальным когда-то для выживания. И тут очень важно понять, что ответственность за изменение привычных паттернов клиента должна быть разделена и существовать в поле отношений клиента и терапевта как явная и осознанная идея.
 
Я говорю,
разумеется, о балансе фрустрации и поддержки.  И это очень трудная штука! Это сложный, и практически неописываемый навык, на приобретение которого требуется не просто много времени. К сожалению, если терапевт привык работать с «психологизированными» клиентами, на его приобретение можно и не особенно рассчитывать. А единственный способ, который я знаю – это работа в контакте с разворачивающимся в Вашем кабинете актуальным бытием клиента, не становясь для него в лучшем случае жилеткой, а, чаще, как говаривал Перлз, помойным ведром. И тут необходимо чувствовать - первое: насколько клиент готов быть «фрустрированным» Вами, второе: насколько он может поддерживать сам себя, и третье: в какой мере он хочет и может взять поддержку от Вас.
 
Следующая важная вещь: сколько Вы сами можете дать поддержки клиенту сейчас?
 
Да, иногда приходится «заливать» в контакт море «родительской» любви, и, как следствие, стоять под жесточайшим переносом, причем, выводя это сначала в свое осознавание, и далее – в осознавание клиента, продуцируя совместное поле, в котором, собственно в этом случае, и начинается эффективная терапия.
 
Однако, с моей точки зрения, более продуктивным является встреча с клиентом в той точке, в которой он находится в контакте с Вами, не избегая, а включая в проживание и свои актуальные переживания, даже если они кажутся нам лишними.
Разумеется, выбор, делиться ли этим с клиентом, зависит только от нас самих, и, как правило, это понимание приходит довольно быстро с опытом, при условии, что мы действительно живо интересуемся происходящим в нашем кабинете.
 
Резюмируя вышесказанное,
я бы обратил внимание на то, как мы чувствуем себя после сессии: неплохо потратить немного времени на ассимиляцию процесса сотворчества (поскольку любая сессия, неважно, оцениваете Вы ее как удачную или не очень), является совместным произведением, и уже имеет место быть в этом мире.
 
Возможно, в следующий раз Вам захочется дать клиенту немного больше пространства для ответственности, и тогда, уверяю, найдутся и правильные фразы, чтобы сообщить ему об этом. И это то, что делает гештальт-терапию таким эффективным методом, поскольку творческое начало априори заложено в нас, людях, живущих и взаимодействующих в этой реальности!
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем