X

Простые заметки о некоторых теоретических аспектах гештальт-терапии

Надеюсь, что это небольшое эссе будет полезно не только студентам, обучающимся гештальту, но и для тех, кто только недавно заинтересовался гештальт-подходом.
 
Введение. Карта и территория
 
Благодаря создателю общей семантики[1],  я могу воспользоваться метафорой для передачи описания процессов, происходящих в моей голове. Повторяя утверждение  «карта – не территория», я имею ввиду,  что могу оперировать только символическим описанием той части окружающего мира, которая доступна мне для восприятия и интерпретаций, а также то, что представляю развернутое описание моей личной «карты мира» относительно  «реальной территории» – объективного окружения.
 
Естественно, я исхожу из допущения, что процессы и феномены, которые собираюсь описывать, существуют не только в моем сознании, но и в объективной реальности.  
Моя цель на данный момент  - постараться быть наиболее понятным, или, точнее наименее искаженным, для чего кажется необходимым найти общие моменты в структурировании воспринимаемой информации  между мной и читателями.
Однако перед тем как перейти к основной теме данной работы, я повторяю, что все изложенное далее является репрезентацией моей собственной «карты», другими словами, созданной мною моделью мира на основе субъективного восприятия.
Итак,
 
Гештальт как понятие
Если обратиться хотя бы к википедии, можно найти различные определения: от прямого перевода с немецкого - Gestalt- образ, форма, структура, до развернутого философского. Но  чтобы пользоваться (приносить пользу себе, и, возможно,  другим) этим понятием,  важно найти собственное понимание, переварить и усвоить, интегрировать, или лучше сказать, ассимилировать его.
Мне представляется важным осмыслить тот факт, почему в гештальттерапии сохранено немецкое слово «гештальт», а не заменено эквивалентом?  Возможно ли использовать такие понятия, как «система», «конструкция»? Конечно, в какой-то мере, гештальт-подход можно назвать «системным», но чтобы отразить его более ясно, лучше воспользоваться термином «холистический» - целостный. Это кстати, позволит и не отвлекаться от темы, глубоко углубляясь в теорию систем.
 
Итак, в моем понимании, гештальт – это некая целостность, структурированная определенным образом, процесс, имеющий границы и занимающий центральное место на фоне других процессов в данный момент времени и связанный с ними общим контекстом.
Чтобы яснее разобраться в этом, и попробовать перевести теорию в практику, давайте вместе рассмотрим некоторые понятия. И я предлагаю начать со следующего:
 
Поле организм-среда
Для понимания того, что же такое «гештальт» применительно к личности, необходимо включить в свою «карту» принцип целостности, и тогда можно сформулировать следующее: личность представляет собой процесс взаимодействия различных факторов, определяющих  друг  друга через постоянно изменяющуюся структуру, а не набор связанных функций, поскольку какой бы широкий список мы бы ни предложили, он не подразумевает «целостности», а оказывается только системой, которую, несмотря на эффект эмерджентности[2]  можно в принципе разложить на составляющие, «декомпозировать».
 
Но, по всей видимости, конкретного, уникального живого человека разобрать невозможно: когда я пытаюсь «разобрать» актуальный процесс своего проживания в данный момент времени, я тем самым сразу создаю совершенно новый! Я начинаю «наблюдать», и…  алле-оп!… Меняется приоритет, меняется контекст, изменяется сама структура моего «проживания здесь-и-сейчас» - и этот новый процесс включает в себя актуализацию одних факторов, отбрасывание других, включение дополнительных...
 
Другими словами, человек представляется мне взаимодействием между процессами, происходящим во вселенной (с точки зрения эйнштейновского понимания пространственно-временного континуума) - солнечной активностью, гравитацией, экологией, погодными условиями, политической, экономической, социальной ситуацией, историей, временем года, местом нахождения, опытом, психофизиологическими процессами организма, актуальной ситуацией контакта со средой… и еще бесконечным количеством факторов в определенном данным моментом структурном порядке. Можно сказать, что наше физическое тело является той самой «точкой сборки» всего этого,  фокусом всех этих процессов, и в то же самое время одним из влияющих факторов.
 
Наше тело постоянно взаимодействует со средой, а также поддерживает баланс внутри себя – например, температуру - выделяет пот, чтобы охладиться, регулирует количество сахара в крови, давление и т.д.  Этот процесс находится вне сознательного контроля, можно сказать он происходит «автоматически». Однако какие-то потребности в поддержании баланса являются вполне осознанными, и для их удовлетворения мне необходимо совершать определенные сознательные действия.  Таким образом,  мой организм (т.е. комплекс био-психо-социо-духовных функций) саморегулируется. В дальнейшем я и буду использовать принятый термин «организмическая саморегуляция».
 
Так что же скрывается за термином «поле»?
 
Поскольку мы не можем существовать без воздуха, тепла, воды и т.д., наш организм постоянно взаимодействует с огромным количеством взаимовлияний, одни их которых находятся вне нашего сознания, другие же осознаются. И для понимания этого, можно использовать особый процесс, для обозначения которого в  гештальттерапии используется английское слово -
 
Awareness
Или «осознавание». С точки зрения целостности «организм-среда», понятие гештальта неразрывно связано с процессами восприятия среды и интерпретацией воспринимаемого с учетом личной истории, актуального состояния и окружения личности.
 
Стоит обозначить разницу между сознательной фокусировкой на внешних или внутренних процессах – то что можно назвать вниманием, и осознаванием, этим «смутным двойником внимания»[3], а также, «неосознанно» воспринимаемым органами чувств: например телесные сигналы собеседника, на которые я бессознательно реагирую во время разговора. Что-то мне и вовсе необязательно замечать, хотя это и возможно при небольшом усилии (например сейчас я не замечал своего дыхания до того момента, пока не сфокусировался на нем, однако я не переставал дышать из-за отсутствия сознательного контроля).
 
Осознавание 
(Awareness) отлично от фокусирования на одной точке, скорее оно похоже на гармоничный сплав ощущений - восприятие пейзажа, а не отдельных объектов, целостного вкуса блюда, а не набора ингредиентов. Выходя утром из дома и чувствуя подъем настроения, я могу осознавать чистоту окружающего воздуха, солнечный свет, зелень листвы после дождя, и т.д., не фокусируя внимание на чем-то одном. Мое осознавание будет включать в себя «нахождение» себя в настоящем – на улице, свежей после ночного ливня, ощущение легкости в теле, воспоминаний о хорошем сне и выпитой чашке ароматного утреннего кофе, и предвкушение и планирование предстоящего дня – экстраполяцию в будущее. Секрет здесь – в «бдительной рассеянности», или в том, что в буддийской традиции Дзогчен[4] называют «состоянием присутствия» и сравнивают с зеркалом  – отражающим мир, но не привязывающимся к отражениям.
 
Важная деталь - чтобы испытать это чувство подъема, я должен ощущать свою отличность от окружающей обстановки, некоторое разделение на воспринимающего и воспринимаемое, на субъект и объект. Таким образом (если я не нахожусь в коме или в фазе медленного сна), существует некая граница моего «я» - позволяющая мне дифференцировать ощущения, приходящие ко мне извне из среды (впечатления, запахи, звуки) или изнутри (ощущения тела, мысли, эмоции). Это то, что принято называть –
 
Граница контакта
Или граница-контакт. Чтобы была возможность соприкоснуться чего-то с чем-то, необходимо различие между этим. Позвольте мне обратиться в качестве иллюстрации к метафизике. Например, в каббале говорится, что сотворение мира произошло, когда Высший разум для познания себя разделился на некоторое количество сфер. Абсолют был недоступен сам себе, пока не стал различен, и через эти различия стал осознавать присущие себе качества. Для того чтобы почувствовать, теплая или холодная вода, она должна отличаться от температуры тела. Это отличие и есть граница между холодом и теплом, и именно эта граница и является точкой, в которой происходит контактирование.
 
Если снова воспользоваться метафорами, то можно сказать, что когда я впадаю в «помрачение», вызванное отождествлением себя с каким-либо чувством, например с гневом, и я перестаю отделять его от себя, граница исчезает, и уже не «я сознательно выражаю гнев», а скорее «гнев неконтролируемо выражается через меня».  Отделяя же себя от внешней среды, или от своих чувств, точнее, не теряя своих границ, я могу контактировать со своим гневом и другими чувствами, или с окружающим меня миром людей и явлений.
 
Нормально функционирующая граница является одновременно и «забором», защищая мою целостность, и «воротами» пропускающими туда и обратно то, что необходимо и полезно для взаимодействия между организмом и средой. Нормальная, сбалансированная проницаемость границы по всей видимости является залогом полноценного контакта.
 
Контактом
можно назвать соприкосновение: взглядов, тел, и даже мыслей, выраженных через символы, буквы, – например эти самые слова, прямо сейчас определенным образом влияют на ваши мысли, эмоции, на телесные реакции – это может быть и перемещение взгляда по строчкам, которое сейчас стало осознанным, и движения, производимые для того, чтобы поудобнее устроиться, и желание выпить, читая эти слова, чашечку кофе…
 
Нетрудно заметить, что любой контакт приносит изменения контактирующим сторонам. Это могут быть новые ощущения, идеи и многое другое! Иногда эти перемены могут пугать и даже причинять боль. И тогда человек может избегать контакта, или прерывать его. Об этом мы поговорим позднее, а сейчас я хочу отметить, что осознавание самого процесса контакта – по моему опыту весьма волнующее переживание. И это можно почувствовать, используя интересный прием, называемый
 
Континуум осознавания
Для иллюстрации очень удобно пользоваться концепцией «трех зон осознавания». Когда я осознаю внешний мир своими пятью чувствами – я «нахожусь» во «внешней зоне», если я пустился в фантазии, мысли о чем-либо, и не воспринимаю внешних сигналов – значит я в средней зоне, и когда я перемещаю фокус своего внимания или просто начинаю осознавать что происходит у меня в теле – я погружаюсь во внутреннюю зону.
 
Конечно, очень редко можно «увидеть» или зафиксировать нахождение себя в какой-либо зоне «без примеси» другой. Я думаю, что процесс «перемещения» между ними занимает настолько малый промежуток времени, что, хотя и присутствует желание осознать свое нахождение в какой-либо зоне до – или во время – нахождения в ней, это удается заметить и осознать уже после – :
 
«…сейчас я смотрю в открытое окно и вижу и слышу дождь, капли ударяются о мостовую, я чувствую прохладный и влажный ветерок на лице, ощущаю запах влажных листьев (внешняя зона) и  записываю это все, концентрируясь попеременно то на поиске подходящих слов (средняя зона), то на ощущении от клавиш нетбука (снова внешняя), то чувствую улыбку на своем лице  - попытки быстро зафиксировать все это, вызывают  чувства возбуждения и смущения, мне становится жарко (внутренняя зона)»…
 
Более четко дифференцируются эти зоны (по свидетельствам) во время медитации дзадзэн[5], или… при приеме психоделических препаратов типа LSD-25, либо после определенной тренировки,  иначе создается впечатление не «перескакивания», а скорее их диффузного перемешивания.  И тогда можно заметить, что вместо «я чувствую…» или «я думаю», получается  «я думаю, что чувствую…».
 
Если внимательно перечитать отрывок, иллюстрирующий континуум осознавания, можно заметить, что некоторые ощущения попеременно выходили на передний план,  когда я их фиксировал, остальные же уходили назад. Эта смена приоритетов показывает соотношение между такими понятиями, как –
 
Фигура и фон
Концентрируясь на процессе возникновения гештальта, я оказываюсь в средней зоне и осознаю, что, несмотря на то, что в моем сознании сейчас присутствует множество мыслей, идей, концепций, интерпретаций сигналов, приходящих ко мне через органы чувств и следующих за ними цепочек новых мыслей и ассоциаций, они не толпятся хаотично, но организуются в структуры, разные по значению. Их значение определяется в первую очередь уровнем энергии, и, во-вторых, степенью их организованности, структурности и ясности.  В данную минуту, когда я пишу эти строчки, конструкция, стоящая на первом плане, состоит из возбуждения, сосредоточенности, некоторого объема теоретического знания о гештальттерапии,  мыслей о необходимости писать, интереса к процессу, возникающих ассоциаций, эмоций (радость от процесса  созидания, тревога о качестве написанного) и ощущаемой мной энергии.  Потребность в написании  данной работы обусловленная определенными обстоятельствами моей жизни служит тем стержнем, который структурирует все эти элементы в определенную форму - «гештальт».  И,  как  я говорил выше, одновременно существуют множество не столь ясных и энергетически наполненных, которые находятся как бы на заднем плане,  или в «фоне».  Используя гештальт-лексикон, я могу сказать, что потребность в написании этой работы,  которую я реализую в настоящее время, является «фигурой», а остальные – «фоном». Но вот на первый план начинает выходить другая фигура – мое желание выпить кофе, и я, идентифицируя его, решаю отложить компьютер, делая выбор в пользу кофе – а именно, иду на кухню, чтобы его сварить. Сейчас мы подошли к интересному моменту: процессу осознания потребности, уточнения, выбора и удовлетворения. Для описания этого процесса обычно используется понятие «цикл контакта», но я буду рассматривать его чуть позже, потому что сейчас мне кажется важным прояснить еще один ключевой момент, а именно
 
Понятие «Self»
Для того чтобы почувствовать, затем осознать потребность и предпринять какие-нибудь меры по ее удовлетворению, нужно проделать определенную работу. Обычно говорится так: «я почувствовал усталость, я захотел кофе, я сделал себе чашечку». Звучит нормально, и, пожалуй, так оно и есть… но… здесь не видно глубины процесса, и если вдруг процесс пошел не так (я почувствовал усталость и съел килограмм сосисок), то будет непонятно, где же произошел сбой. Чтобы сделать это более ясным, в гештальтподходе предлагается заменить жесткое, фиксированное «я» на процессуальное «self» - динамические функции, осуществляющие согласование организма с окружающей средой. Обычно выделяют три функции self – Id, Ego, Personality. В вышеприведенном примере, функция Id проявлялась через ощущение усталости: тяжесть в глазах и в теле, рассеянность мыслей, зевота. Я действительно почувствовал усталость, но я не «выбирал» ее – функцию выбора осуществляет Ego: идентифицирует эти ощущения как усталость, и решает, пойти ли прилечь поспать, выпить кофе или съесть килограмм сосисок. Эти варианты рассматриваются, принимается «выпить кофе», а остальные отвергаются. И это соответствует  «образу себя» - функции Personality – моему представлению о себе как о личности: «когда я слегка устаю, для меня самое лучшее – чашка бодрящего напитка» (кстати, к этому примеру удовлетворения  потребности я вернусь немного позже).  Таким образом, self – это личность-в-динамике, или, личность, которая проживает -
 
Процесс контакта
Со средой, чтобы удовлетворить возникшую потребность. В процессе работы над этой статьей я обращался к различным интерпретациям и схемам, описывающим процесс контактирования, или «цикл контакта»  (например схема С. Гингера[6]), но наиболее понятным для меня остается объяснение, предложенное Джеем Левиным (Jay Levin), на которое я и буду опираться.
 
Согласно этому, процесс (или цикл) контакта можно условно разделить на следующие фазы: преконтакт, контакт, финальный контакт, постконтакт. В преконтакте активна функция Id (см. выше понятие self) – возникает неосознанная потребность, ощущение. Как я указывал ранее, не я выбираю ощущение, а скорее ощущение «выбирает» меня. На этом этапе Ego пассивно, не вовлечено. «Я» начинает активно проявляться в фазе контакта – возникают чувства, эмоции, происходит активная идентификация и присвоение им названий. Выявляется то, в чем я нуждаюсь, и это«я нуждаюсь (I need)» переходит в «я хочу (I want)». Как раз здесь можно увидеть активно формирующуюся фигуру, которая выделяется из фона. Таким образом, функция Ego  связана с областью волевых усилий, совершает идентификацию, активный выбор,  принятие или отвержение и далее, в фазе финального контакта организует среду для удовлетворения потребности, то есть для совершения обмена между средой и организмом, до момента удовлетворения – «satisfaction», достаточности. Чтобы произошло этот обмен и дальнейшее «насыщение», граница должна стать проницаемой для внешней среды, и когда желаемое получено (это может быть еда, информация, поддержка, идея и т.д.), оно становится уже внутренним, «своим» - и перестает различаться, ассимилируется. Здесь уже нет различия, а значит, нет и осознания – эту фазу мы можем назвать автономной. Функция Ego отходит на задний план, потому что  уже не существует возможности выбора, остается только опыт. И эта фаза имеет название – постконтакт. И на основе этого опыта, который мы приобрели, проявляется функция Personality – накопление знаний, их словесное выражение и интеграция с представлением о себе «кем я являюсь».
 
Я описывал, так сказать, идеальный сценарий контакта, однако в реальности часто возникают различные сложности. Сама по себе потребность никогда не является проблемой, - настоящая беда в том, как можно вмешиваться в процесс ее удовлетворения – останавливать или «прерывать», причем чаще всего неосознанно, автоматически. Или вообще не замечать, игнорировать потребности. Поэтому стоит вкратце осветить различные способы
 
Прерывания цикла контакта
Также эти прерывания называют «сопротивлениями». Сразу отмечу, что, несмотря на впечатление, что схематический «идеальный» контакт происходит без них, прерывания играют немаловажную роль в процессе выживания организма. Я уже говорил об организмической саморегуляции, и сейчас нужно сказать еще о нескольких ключевых моментах: пассивном и творческом приспособлении – различных способах контакта организма с окружающей средой.  Само по себе прерывание контакта не хорошо и не плохо, все зависит от конкретной ситуации. Действительно, можно сказать, что любой контакт «хорош», пока он удовлетворяет потребность, способствует его саморегуляции (как в биологической, так и в психической, социальной и других сферах) и не нарушает жизненные функции организма.  Однако, в ситуациях несущих такую угрозу, механизм прерывания является защитным, и необходим для выживания.
 
Процесс творческого приспособления я подробно рассматривал в разделе, посвященному self,  когда приводил пример работы функций Id, Ego, Personality. Напротив, пассивная адаптация подразумевает «стереотипный ответ» организма на возникающие потребности. Когда я  выше говорил об организмической саморегуляции, в пример приводились телесные функции поддержания нормальной температуры и уровня сахара.  Однако при каком-либо нарушении, возможно вызванным внешней средой, такой стереотипный способ адаптации к ситуации может быть неэффективен. И хотя, к счастью, приспособительные, а также компенсаторные возможности организма достаточно велики, секрет состоит в адекватности способов поддержания баланса между организмом и средой. Если же я, будучи уже взрослым, реагирую на любую критику как тинейджер,  воспринимая ее как угрозу, посягательство на свою самооценку, не разбираясь в контексте ситуации, то, скорее всего эта реакция и будет автоматическим, стереотипным приспособлением, «пассивным» с точки зрения участия моей личности.
 
И если перечислять «классические» прерывания, пользуясь удобной мне моделью, то я сделаю это последовательно, учитывая фазы развития контакта. Если я будучи в преконтакте, не чувствую своей границы, не различаю своего отдельного «я», и полностью захвачен «не своей» фигурой, которую принимаю за свою, (хотя, скорее всего, даже не приступил к ее формированию),  то это может быть как защитным фактором, например в детстве – мать «знает лучше» что надо ребенку, так и мешающим уже во взрослой жизни, когда «я» автоматически и неосознанно заменяется на «мы». Такой механизм называется – конфлюэнция, или слияние.
Следующее прерывание может происходить, когда я более «автономен», и могу различить, где я, а где внешний объект (это отличается от предыдущего, поскольку при слиянии граница практически отсутствует), однако в силу каких-либо причин, мне приходится его вбирать в себя в неизменном виде – это может быть мнение родителей, религиозная догма, социальное табу или что-либо подобное. И если я научаюсь делать это неосознанно, и некритически – этот процесс носит название: интроекция.
При обратном действии, когда я наоборот, «помещаю» в среду то, что принадлежит мне: приписываю свои чувства, мысли, состояния и фантазии другому (крайней формой, наверное, будет являться паранойя), получается  прерывание под названием проекция. Естественно, в этом случае, я начинаю контактировать не со средой, а со своей собственной проекцией. 
А если моя граница чрезмерно жесткая и я «заворачиваю» энергию, которая должна манипулировать и взаимодействовать со средой на себя (зачастую это бывает связано с запретом на проявление любой агрессии), делая сам себе то, что хотел сделать другому или получить от другого, тем самым лишая себя возможности контактировать с внешним миром – такое прерывание называется ретрофлексия.
Для полноты картины необходимо назвать еще несколько известных механизмов прерывания: дифлексия, или уклонение – часто бывает «уходом» в среднюю зону от переживания непосредственного опыта - в интерпретации и фантазии, профлексия – совмещение механизмов проекции и ретрофлексии – «делаю другому то, что хочу получить сам», и эготизм, или чрезмерно выраженная фунцция ego – отторгающая, или точнее, не принимающая ощущения и помещающая их под «микроскоп» пристального внимания и оценки.
 
ВМЕСТО Заключения, или несколько слов о парадоксальной теории изменений
 
Для меня одним из важных моментов в начале обучения гештальту, было открытие того, что гештальт-подход является не оторванной от практики теорией (хотя, что может быть практичнее хорошей теории, по утверждению одного из корифеев[7]), а целой жизненной философией, органично вписывающейся в мое восприятие реальности.
И в заключительных строках этой работы, хочется сказать несколько слов об изменении. Мне запомнились живые переживания и проживания моментов собственной жизни на гештальт-семинарах и группах, и короткие, но чрезвычайно интенсивные вспышки осознавания своего нынешнего места в мире, освещающие направление, в котором мне и сейчас хочется двигаться. И теперь я убежден, что любое движение, которое является изменением, можно начать только с осознания себя в точке «здесь и сейчас». Или, как говорил Перлз: «здесь и как»…
 
© Бишкек,  2011г.
 
Литература:
Ф. Перлз, П. Гудмен, П. Хефферлин, «Практикум по гештальттерапии» - пер. с англ. СПб.: Петербург-XXI век, 1995.
Ф. Перлз, «Практика гештальттерапии» - пер. с нем. М.Папуша, М.: Академический проект, 2008.
Ф. Перлз, «Внутри и вне помойного ведра» - пер. с англ. СПб.: Петербург-XXI век, 1995.
И. Польстер, М. Польстер «Интегрированная гештальттерапия. Контуры теории и практики» - пер. с англ. А.Я.Логвинской, М.: Независимая фирма «Класс», 1996.
Н. Лебедева, Е. Иванова, «Путешествие в гештальт: теория и практика» – СПб.: Речь, 2005
А.Н. Еремеев, Д. Левин, «Материалы лекций» - Бишкек, 2011
С. Гингер, «Международный гештальт-лексикон»
С. Гингер,  «Гештальт: искусство контакта»  – пер. с англ. Т.А. Ребеко, изд. 2-е., М.: Академический проект; Культура, 2010.
 
Примечания:
 
[1]  Alfred Korzybski
[2] Эмерджентность (англ. emergence — возникновение, появление нового) в теории систем — наличие у какой-либо системы особых свойств, не присущих её подсистемам и блокам, а также сумме элементов, не связанных особыми системообразующими связями; несводимость свойств системы к сумме свойств её компонентов; синоним — «системный эффект».
[3] Ф.Перлз «Гештальт-подход и Свидетель  терапии»
[4] Одно из направлений «старой» школы тибетского буддизма Нингмапа
[5] Букв. «сидеть и созерцать» (яп.) - техника медитации, часто используемая в дзен-буддизме
[6] Гингер С. «Гештальт: искусство контакта» пер. с англ. Т.А. Ребеко, изд. 2-е., М.: Академический проект; Культура, 2010.
[7] Курт Левин
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем