X

Слияние - мир одной правды

Слияние - мир одной правды
Слияние - это процесс, не хороший и не плохой - я снова и снова про это пишу, потому что часто слышу эти слова в ответ на появление слова «слияние». 
 
Так вот слияние - это процесс организации опыта. У него как и у любого другого процесса есть свои прелести и своя изнанка. 
 
Прелестью, например, может быть ощущение защищённости, опоры, силы. 
Если, например, человек в слиянии со своей идеей, которая ему кажется правильной - ну, например, 
что надо вакцинировать детей или, наоборот, не надо, правильно есть какую-то еду или не есть,
или недавно в ленте видела - что правильно не учить детей читать в детстве, или вот коллеги говорят - правильно терапевту не афишировать свою личную жизнь, правильно ещё что-то. 
 
Это всё маркеры слияния. Слияние не подразумевает различий. И понимания того, что одному человеку может подходить одно, другому - другое. И это выбор каждого - как подходящий ему или нет.
Как только появляется расщепление на правильное и не правильное, точно рядом есть соединение с какой-то опорной правдой, слияние с идеей.
 
Этические кодексы, например, с одной стороны, ясные требования, рамки - каким надо быть, если хочешь быть одним из нас, 
но если терапевт их заглатывает, без переваривания, без сверки с собой и своим опытом, то есть не он их примеряет, фильтрует, выбирает, а они им рулят - 
он тогда оказывается в слиянии с правильными идеями о себе, каким надо быть, не понимая себя реального, ориентируясь на образ себя, оформленный в этом своде правил.
 
Разница между собственной позицией и слиянием с идеей для меня в том, что второму не свойственна способность дифференцировать разнородность реальности, не способность признавать право на другое мнение, другой способ организации опыта - не как правильный или неправильный, а как реально существующий, а значит кем-то выбранный и имеющий для него смысл. 
 
Не важно, как выбран - осознанно или нет - осознанность не панацея от счастья, а характеристика, навык обращения с жизнью, в который кому-то может быть интересно вкладываться, имеет смысл, но она точно не всем нужна и, тем более, спасением от жизни или дорогой в хорошую жизнь не является. 
 
Изнанкой этого же процесса слияния с идеей может быть, например,
ощущение скованности, растерянности, зависимость, связанность с этой идеей, неспособность ясно для себя обьяснить, зачем так, кроме как - «так правильно», «так надо», «так принято». 
 
Такое впечатление, что сама идея - столб, за который надо держаться, а смысл держания в том, чтобы не упасть. Не в том, чтобы в чём-то разобраться, прояснить, а не упасть. 
Упасть, падать может быть страшно и стыдно. Безопасней держаться за идею, чем не знать, быть в сомнениях, в поиске, в ожидании рождения того, что есть, а не того, что должно быть. 
 
В своей работе терапевтом я, если не спешу с идеями, часто впечатляюсь от того, как человек способен сам искать свои ответы, и они вполне могут не совпадать с моими гипотетическими. 
Думать, что я о ком-то что-то могу знать - пример слияния с идеей. 
 
Думать, что кому-то что-то полезно - ещё один пример слияния с другой идеей - полезности и вреда. 
Но тут я не могу не отметить мою любимую способность к саморегуляции всего живого и я могу хоть засчитаться со своей полезностью - человек возьмёт ровно столько, сколько сможет, даже если больше взял - отрыгнет. Я видела, как это делают младенцы, и это очень информативный, поддерживающий пример, позволяющий действовать достаточно свободно в своих интервенциях. 
 
Даже если не отрыгнет сейчас, обучился не срыгивать, например, потому что не красиво - жду, предполагаю, из-за чего не может, озвучиваю, жду, как это отзовётся, снова озвучиваю. Вода камень точит. 
 
Мои гипотезы остаются моими гипотезами и не имеют никакого отношения к человеку до тех пор, пока он сам не возьмёт себе подходящее, и то, что я говорю, не откликнется в нём. 
 
Я захожу в реальность через свою дверь, другой у меня нет, человек - через свою. Все мы заходим в реальность через свои двери, и это то, в чём мы уникальны, на что откликаются другие люди, узнавая частички себя в других.
 
Я видела, как работают очень разные терапевты. Знаю, как выглядит мой собственный стыд и стыд коллег по поводу своей «неправильности». 
Больше всего я впечатляюсь, когда по поводу этой моей «неправильности» кто-то из близких, клиентов, коллег говорит, что это то, что их лучше всего поддерживает. 
 
Что ж тогда получается? Получается, что то, что одним по каким-то причинам не заходит (интересно каким?), у других вызывает сильный резонанс, они чувствуют себя узнанными и поддержанными в каком-то праве, третьих не волнует совсем, у четвёртых - откликается частично, а частично- раздражает, не очень понятно. 
 
Как мне с этим разноплановым устройством мира обращаться? 
Единственное, что мне остаётся, если я не упрусь в то, чтобы добиваться любви равнодушных, продолжать делать своё дело, озвучивать своё мнение, опираясь на свой опыт. 
Это был текст, родившийся из работ со стыдом обнаружения себя какого-то, попытка описать слияние как процесс организации опыта, который не подразумевает лояльность к инаковости. 
Простыми словами - не надо расчитывать на поддержку и терпимость того, кто в слиянии с какой-то идеей. 

Задачи такой на данный момент времени у этого человека не стоит. 
Потому что увидеть вас - значит отказаться от слияния с идеей, значит пережить потерю безопасности, значит... только он может сказать, что это для него значит, если бы у него была готовность об этом говорить и это проживать.
Картинка: Gurbuz Eksioglu
 
Автор: Алена Швец
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем