X

Неудобные люди (измученным революционерам и прочим ветеранам войн за любовь и свободу посвящается)

Неудобные люди (измученным революционерам и прочим ветеранам войн за любовь и свободу посвящается)
Удобные люди знают, когда и кому сказать тёплое слово, когда и кому сочувственно заглянуть в глаза, с кем промолчать, куда лить масло и мёд, 
с кем и когда поболтать и как взбодрить, 
кому улыбнуться, похлопать по плечу, с кем промолчать.
Асы отношенческой граммоты, хорошие и тёплые невротики. 
 
Наша проблема (хочется верить, что большое счастье) в том, что это... не мы. 
 
Мы - это измученные революционеры, те, кто годы потратили с одной стороны, чтобы отстоять своё мнение в агрессивной, не признающей среде, пытаясь ей что-то доказать. 
 
Высокочувствительны к отвержению и пассивной агресии, грубияны отношений и вечные борцы, иногда непонятно - за что. Кажется, за себя. Но это не точно.
 
Мы же - те, кто пытались понять эту среду и изучить её повадки и правила в надежде зайти в большой мир через этот вход. 
 
Представьте себе динозавра, пытающегося изображать из себя домашнее животное в надежде на любовь. Мы - такие динозавры. Смешные и отвратительные сами себе уже в процессе этих попыток быть теми, кем мы не являемся. 
 
Иногда сами себя презирающие за эти сделки с собственной совестью. 
 
И держащиеся за уважение к себе за то, что не предали себя - 
как за последнюю путеводную ниточку в этой бездне неопределённости под названием «человеческие отношения».
 
Мы плохо адаптируемся к среде, 
на многое имеем своё мнение, большинство из нас - высокочувствительны к процессам - от этого сильно уязвимы. Нам нужно было как-то защищаться от боли в отношениях и от самих себя, поэтому мы хорошо скомпенсированы - у многих из нас есть весь спектр защит - от шизоидной аутизации до нарциссического высокомерия, отстранённости и изоляции. 
 
Мы часто очень растеряны и рассеяны в жизни, от этого хорошо обучены академически.  
Внутри нас целый бурлящий мир, на поверхности - тревога и страх, что этот мир кто-то увидит и одновременно так никто и не увидит.
 
Агрессия наша понятна как белый день, растерянность понятна как белый день, стыд - вот он на лбу написан - то есть по сути мы очень читаемы, но при этом мы очень неудобны.
Для себя тоже. Поверьте.
 
Мы платим дорого за всю нашу правду, свободу, честность и способность рисковать, идти против мейнстрима - 
одиночеством, отшельничеством, болью, стыдом и сомнениями в минуты отчаяния.
 
Самое лучшее, на что мы способны в мире отношений - найти себе похожего на себя противного неудобного человека и любить его крепко за то, что он терпит нас, и терпеть его изо всех сил, чувствуя и видя его любовь. Мы очень верны в таких союзах, помня, что в общем-то нас не любят. 
 
Любовь для нас - ценность, равная свободе. 
Но мы вторую за первую не продаём. А первую способны испытывать только там, где есть вторая. 
 
Только такой же противный, до самого края неудобный человек, способен понимать это каждой клеточкой и не требовать отказаться от одного ради другого. 
 
В удобном мире со сделками по продажам любви и свободы обычно нет проблем. Единственный волнующий вопрос - вопрос цены.
 
Автор: Алена Швец
Фотография человека, который стоит на куче черепов бизонов, сделана в 70-х годах XIX века.
показать предыдущие комментарии
Нравится: {{comment.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
Нравится: {{com.likes.length}}
ответить скрыть

Вы можете отредактировать комментарий:

СОХРАНИТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ОТМЕНИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ОТПРАВИТЬ
ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ ДОБАВИТЬ ССЫЛКУ ДОБАВИТЬ
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем