X

"Супервизия" эссе Солуянов 2012

Супервизия!
Эссе.
 
«…лицом к лицу-лица не увидать, большое видится на расстоянии...»
С. Есенин
Супервизия появляется, когда у терапевта в процессе терапии возник вопрос, на который самостоятельно ему трудно найти ответ.
Клиент и терапевт встречаются один на один, но эта встреча не изолирована - за клиентом стоят его семья, работа, история. За терапевтом стоит его институт, учителя, сообщество коллег, его терапевт и его супервизор. Именно этот контекст (поле), в котором происходит терапия, делает ее профессией в понятии ремесла.
 
Для терапевта супервизия является формой профессиональная поддержка, в процессе которой возможен «взгляд с высоты птичьего полета» на процесс терапии и терапевта, т.е. процесс, в котором супервизор помогает терапевту выйти в позицию наблюдателя терапии. Именно в позиции наблюдателя и исследователя возможно:
  1. Нахождение зон развития терапии и терапевта
  2. Обозначение тем для личной терапии
  3. Поддержание терапевтической идентичности
  4. Теоритическое осмысление терапии
  5. Сохранение принадлежности к школе
Жанр супервизии одинаково отстоит от обучения и от терапии. В отличие от обучения супервизируемый не получает набор знаний либо навыков, а сам находит новые либо забытые способы. Супервизия как и терапия касается чувств, но остается в рамках профессиональной деятельности и имеет возможность анализа. При этом форма супервизии разнообразна и зависит в первую очередь от запроса супервизируемого.
Супервизию является профилактикой профессионального выгорания и профессиональной деформации терапевта. Особенностью психотерапии является увеличенные, по сравнению с обычным, объем и сила эмоционального сопереживания и переживания терапевта. Не все чувства и эмоции терапевту удается разместить в контакте с клиентом. С этими профессиональными рисками помогает справиться супервизия. Отказ от супервизии - прекрасная тема для личной терапии самого терапевта.
Терапевт на супервизию приходит:
  1. В ступоре - с чувствами неуверенности в себе, растерянности и менее проявленными отвращением, стыдом, страхом. И первой задачей супервизора оказывается удержание рамок супервизии – без ухода в обучение, терапию и «треп на кухне».  Возможно использование элементов терапии, в «тяжелых» случаях.
  2. Потребностью в одобрении. И фрустация тут не поможет)..
  3. За советом. Хорошо когда советы заменяются обращением внимания на ресурсы самого терапевта и предъявлением своих живых переживаний.
  4. Как к попутчику. Тут можно поисследовать возможности для большей свободы в терапии. Больше коллегиальности и профессионального обсуждения.
  5. Терапевт приходит с пониманием того, что происходило в сессии и хочет поисследовать другие пути, пофантазировать, а если бы так и т.п. Супервизор может прояснить у терапевта, как бы он мог еще действовать, куда пойти.
Супервизию только условно можно назвать горизонтальными отношениями, скорее горизонтальность это то, что может получиться в итоге. Я бы назвал это временным, ситуационным неравенством, выбираемым двумя профессионалами. Супервизор для терапевта это временная внешняя опора. Ведущим мотивом супервизора в гештальт-подходе можно назвать интерес к способу работы терапевта, но не желание исправить терапевта.
 
Андрей Солуянов
Киев, 2012
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем