X

THE OTHERS

Об общении в разных регистрах как факторе невозможности контакта.
об этом достаточно написали корифеи теории коммуникации.
многие из нас  знакомы с этой теорией и искренне стремятся к практическому применению знаний. но мы же и срываемся при сложных ситуациях и часто завершаем интеракцию сообщениями  "атыказел!" (можно бы сказать - я очень злюсь на тебя или мне тебя не хватает). я писала диссертацию о коммуникативных барьерах. коих не счесть, классификаций масса. потом хотела ее сжечь, так как стало очевидным, что общаться эффективно возможно при соблюдении простых условий - чтобы люди хотели слышать другу друга,  имели генеральную линию сохранения (или продвижения, или завершения или еще чего-то там отношений), стремились к компромиссу и говорили в ОДНОМ РЕГИСТРЕ.
например, живут дельфин и соловушка. оба хорошие. один живет в воде, распространяя  ультразвуковые сигналы. другой  поет чудные трели из кущей. видят друг друга редко. когда дельфин всплывает на поверхность для вдоха и может чуть-чуть потрещать, чтобы обозначиться. соловушка может осторожно подойти к воде (это мы называем границей контакта), но петь в нее он не способен. они могут иметь некое представление друг о друге и с уважением относиться к способу присутствия другого. нехорошее начинается. когда каждый пытается заманить другого в свою привычную среду. дельфин тащит соловья на дно, соловей в ответ нагибает дельфина так, чтобы тот был вынужден постоянно находиться на суше. продолжая издавать чудные трели и подавая ультразвуковые сигналы. каждый требует от другого жертв. но их совместное пребывания и коммуникация невозможны. один не выживет в мире другого. для выживания необходима переносимая для обоих среда и одинаковый регистр общения. одна валюта, как говорит Кирилл.
например, в стране, где экономика поддерживается евро, я со своей гривней окажусь точно не у дел.  помогают обменные пункты.  при обычном разговоре на разных языках помогают переводчики. при нарушении  коммуникации помогают терапевты, призванные привести сообщения участников диалога во взаимное соответствие. для этого все сообщения коммуникатора и реципиента сокращаются, например, до сухого остатка в виде чувств. например:  
К.: сколько можно приходить, нажрамшись вгавно, козЭл? ты все время врешь мне! ты какой пример детям подаешь?  
Т.: Я ВОЛНУЮСЬ. БОЮСЬ ТЕБЯ ПОТЕРЯТЬ. Я ЖЕ ЗНАЮ, ЧТО ТЫ ХОРОШИЙ И ХОЧУ ТОБОЙ ГОРДИТЬСЯ.
и так далее.
при хорошем исходе  в одной сессии удается добиться того, что хотя бы несколько раз супругам или другим проясняющим сторонам повезло услышать друг друга. каждый из нас в конфликте (от  непереносимости чувств, напряжения,  и вообще любому желательно оставаться в спокойном гомеостазе, чтобы никто не ебал моцк) срывается на обвинения, начинается перестрелка, хорошо, если все уцелеют. при больших мощностях участников происходит битва титанов в поле, куда потом слетаются стервятники и приходит гиена. ну, когда все умерли. Как в кино про войну семьи Роуз  (я его называю «кино про люстру»).
Почти все деструктивные конфликты происходят по причине боязни того, что другой  сейчас расстреляет. Мы называем это страхом отвержения. Тогда мы можем занять оборонительную, пассивно-агрессивную позицию, отстреливаясь короткими очередями. Или взять огнемет и быстро убить другого, чтобы он не убил нас. Выдержать напряжение близости почти невозможно. Это заставляет нас быть неконгруэнтными. Врать, идти на подмену понятий, цепляться за слова, отыскивать левые  аргументы, манипулировать. Случай знаю. Одна женщина  4 года назад пережила во время беременности близнецами измену мужа. В тот момент он сказал ей (видать, сгоряча): «Если бы у тебя случился выкидыш, нам всем было бы легче» (метапослание очень жесткое – я не хочу от тебя детей, ты для меня уже не женщина, я отказываюсь от тебя). Она сцепила зубы ради сохранения беременности, подавила все чувства к происходящему,  а потом родила после долгого пребывания  в больнице девочек. Потом, через год, еще одну. Муж опомнился к концу первой беременности. С тех пор ведет себя безукоризненно, придраться не к чему. Он прекрасен во всех отношениях. Единственный, на ее взгляд, недостаток – ездит на охоту, куда каждый раз зовут и ее. Но, в результате терапии она, наконец, добралась до того пласта обиды и ярости, который 4 года назад сложила на дно. Ее стало разносить. Для того, чтобы выразить это мужу сейчас, ей необходимо привести его в соответствие с той картинкой о нем, которая у нее застряла. Он должен стать плохим, и тогда она на него будет иметь право  обрушиться. Он не становится, она раздражается. Дефлексивно нападает на продавщиц, таксистов и мам в детских поликлиниках. Она все больше его провоцирует, чтобы он стал, наконец, плохим, и она тогда – о! – поимеет право его взъебать за все то, что для него уже давно кануло в Лету. Иметь дело с ним теперешним  она в этой ситуации отказывается. Ей не выгодно. Она врет ему, он пытается до конца остаться в честной принимающей позиции, говорит, что любит ее, никуда уходить не собирается. Она выгоняет его, собирая его вещи через день. В действительности очень боясь (до панического ужаса) потерять его. Она – взрывная,  очень чувствительная, открытая, но в ситуации потери базового доверия рушится и начинает крушить все вокруг. Он – спокойный,  размеренный. С чувствами дело иметь не привык, не таким образом воспитан, логичен,  очень последователен. Иногда ей удается спровоцировать его, чтобы встроить в нужную ей картинку, он, когда его покидают последние крупицы терпения, встраивается, начинает орать и бросается к собранному ей чемодану. Потом она хватает его за воротник и вопит:  «Черт, а дети? У нас же дети». Оба застрессованы, еле держатся. На вопрос: «Что он должен сделать, чтобы ты перестала ему мстить?", ответа она не знает. Продолжая придираться к тому, что розы он ей не того цвета принес. Смириться с тем, что да, эта история  с любовницей была, ее не отменишь, но она  давно завершена, она пока не может.  Ей нужно ее отменить, ему отомстить, хотя никакая месть не будет достаточной. Недостаточно выраженная обида, из которой вырастает ревность,  блокирует возможность увидеть  рядом с собой живого, хорошего человека и идти с ним дальше. Он в недоумении по поводу ее наездов, так как не понимает, в чем он виноват ваще. Хорошо, что  у них есть возможность договориться и слышать друг друга у терапевта. Они обучаются говорить. Надеюсь, прорвутся.
Не знаю, понятно ли то, о чем я пишу.
Так вот. Возвращаясь к дельфинам и соловьям. Очень сложно найти ту среду, условия которой позволят встретиться. Например, кто-то асоциален, а  кто-то  гиперсоциален.  Кто-то сова, а кто-то жаворонок. Один любит есть дома, другой – только в ресторане за СВОИМ  столиком, только там. Один привык располагаться в сети, другому это мало переносимо, он далек от этого,  его там расколбашивает, так как доя него это симулятор отношений (мы с коллегой как-то обсуждали совместный проект мастер-класса о соцсетях как симуляторе живых отношений,  где можно совместно, попарно и групповым образом галлюцинировать про отношения, и, думаю, сделаем), ему бы пообниматься и покурить вместе.  Но как-то же люди могут совместно существовать!  Иначе бы жизнь остановилась. Нет ни одного одинакового с кем-то человека. Все точно, произнося слово «дом», видят какой-то СВОЙ дом. А не МОЙ дом. Сложно прийти к совместному видению, хорошо бы, чтобы видения обоих соприкасались хотя бы в каких-то точках. Для этого необходимо уточнение дефиниций, конкретизация. Например, послание «Будь мужчиной» для жены может означать – «выноси мусор по утрам» (так делал ее папа), а для мужа -  «я должен зарабатывать много денег, а быт – дело женское» (так делал его папа). Обычно  послания не конкретизируются. Сверхобобщения заваливают понимание. Диалог может быть такой:
Она: Заботься обо мне.
Он: Я забочусь.
Она? Нет, ты не заботишься.
Он: Нет, я забочусь.
Она:  Ах ты, гад, ты еще  имеешь наглость врать !  (- и погнали!)  
Очевидно (МНЕ очевидно), что можно же спросить – а для тебя забота – это что? Чтобы я тебе сапоги застегивал и шарфик завязывал? Чтобы я по утрам тебе бутерброд давал с кофеем? Чтобы  я тебя в Турцию раз в три месяца отправлял? Чтобы я везде с тобой ходил? Чтобы я  любил твоих подруг/собачку твоей мамы/ махать лопатой на даче?
Если вторая сторона действительно хочет договориться, а не манипулирует ( в случае подмены она будет играть в «Да, но» или упорно настаивать на том, что не знает. Или  классически шизофреногенно наезжать: «Ты что, идиот, ты не понимаешь, что такое забота?» (таким образом, перекладывая  всю ответственность  за отношения на другую сторону и призывая его быть телепатом), то начнет трудиться и подумает, а, действительно-кстате,  что Я вкладываю в это понятие? Интересно ли мне, что другой вкладывает в это понятие? Может, он не согласен или не способен обо мне заботиться так, как я хочу. И не станет никогда (тогда я могу решить – быть мне с ним дальше или искать другого, кто сможет, а не буду его  нагибать и переделывать).  Или, возможно, я не замечаю его заботы, не хочу замечать?  
Это все возможно обсудить. Если оба хотят. И это всегда очень рискованно. Страхи отвержения, потери отношений , завала безопасности, столкновения с собственными темными штуками  могут сделать прояснение невозможным. Поэтому людям присуще избегать подобных тем. Отношения могут быть годами в подвесе, напряжение меняет уровень, всегда находится тот или то, куда его можно сбросить. Главное - не встречаться. Главное – не выпасть из футляра, «как бы чего не вышло». Может, как-то оно само……Не знаю…. На мой взгляд,  само собой, без участия людей, что-то складывается редко. Разве что с помощью высших сфЭр, чакры-макры и божьего промысла. Может получится, как в  страшных кино про Сайлент  Хилл или одну красивую Николь Кидман и ее детей  («Другие»).  Или,  как в "Привидении".....Волшебный и захватывающий мир призраков! Параллельные вселенные и остальные привлекательные вещи! Кино и немцы!
Добавлю, что наличие психотерапевтического, психологического образования и опыта работы не гарантирует обладателю успеха и совершенства в построении отношений. никак. поскольку он такой же человек. не лучше других, имеет свои чувства, ограничения и ресурсы. и, как все, не имеет доступа к своей бессознательной сфере.
Если у кого-то есть другой опыт или что-то сказать по этому поводу, напишите мне, пожалуйста!
 
 
 
Алена Швец 06.10.2013 12:36:12

Сложная тема. Всегда так много сожаления про эти "разные регистры в общении", нет, не про разные регистры, а про невозможность свести общение двух людей в общую плоскость. И бессилие от осознавания, что это кому-то не важно в этот момент. Особенно когда дело касается ценностей. Не надуманных, а настоящих, те, которые пришлось получать кровью-и-потом, и через боль. И которые ни за что не отдашь и не поменяешь. Разве, что на те, которые еще с большим потом и с большей кровью достанутся. Для встречи, контакта необходима обоюдная готовность, и организма и среды. И ресурс от чего-то отказатся - тогда появится возможность принять что-то новое. Спасибо, Аня. Ты не даешь моему мозгу и чувствам отдыхать!

Анжела Заяц 11.10.2013 12:37:57

Спасибо. Статья очень понравилась. Некоторые описания невероятно яркие, просто - в точку...

Olga Staseva 21.10.2013 21:01:44

Очень интересно и доходчиво, как и все ваши статьи. Ярко. Спасибо.

Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем