X

Кризис брака: прошлое и настоящее.

Кризис брака: прошлое и настоящее.
Краткая аннотация. Написанная мною статья не является психотерапевтической, да и гештальтистской является в довольно слабой степени. Она не описывает никаких способов работы с супругами, скорее адресована клиентской части сознания читателя, и может служить материалом для дискуссий и полемики. Целью статьи является рассмотрение применительно к себе и к окружающим вопросов: «Правда ли что хорошее дело браком не назовут?», «Зачем мне супруг(а)?», «Каковы были представления о браке у моей бабушки, какие будут у меня и что достанется детям?»
Данная статья является сугубо теоретической, и предназначена, по мнению автора, для создания более полного представления о проблематике современных супружеских отношений в целях работы психологов, консультирующих супружеские пары. Кризис современного института брака является системным, характерным для всех развитых стран западной цивилизации, в первую очередь, Европы.  Множество проблем, возникающих в современной семье, являются следствием не только нарушения взаимодействия между супругами, но и изменений гендерных стереотипов на протяжении последних пяти- шести поколений. Противоречия между социокультурными нормами, гендерными ролями и архетипами супружеских отношений, приводят к возникновению затруднений и напряжения, требующего осознавания, исследования и осмысления.
Моногамная модель брака существовала более двух тысячелетий, и, не смотря на большое количество людей, недовольных своим супружеством, до начала 20 века существовала довольно успешно.
Известно большое количество реальных и литературных примеров страданий из-за невозможности получить развод на приемлемых условиях и связать свою судьбу с другим человеком. (Элен и Сомс в «Саге о Форсайтах», персонажи пьесы «Живой труп» Л.Толстого). Петр I нелюбимую жену Евдокию Лопухину отправил в монастырь доживать свой век, Анна Каренина, утратившая после развода возможность видеться с сыном и быть принятой  в обществе, покончила с собой. Таким образом, развод стал социальным завоеванием XX века. Нет необходимости сводить счеты с жизнью или уходить в монастырь, прощаться с карьерой или расставаться с детьми.
Однако во второй половине двадцатого века количество разводов стало сопоставимым с количеством заключаемых браков; чем же определяется подобная неустойчивость современной семейной системы? За последние 100-150 лет произошел ряд социально-экономических и технических достижений, каждое из которых внесло свой вклад в дестабилизацию института брака.
С точки зрения Роберта и Риты Резник,  моногамный брак является архаичным и не соответствует изменившимся условиям существования женщин и мужчин в современном обществе.
Моногамный брак возник более двух тысячелетий назад для обеспечения жизнедеятельности супругов с целью рождения и воспитания детей.  Моногамный брак основывался на четком разделении обязанностей между супругами. 
Мужчина добывал средства к существованию вне дома: земледелие, охота, рыбалка, торговля, служба, война, политика, разбой. Женщина занималась домом: приготовление еды, воспитание детей, уход за скотом и птицей, стирка, работа на огороде. Женщина не могла самостоятельно добывать средства к проживанию,  мужчина не мог совместить свои обязанности с ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей. Таким образом, супруги взаимодополняли друг друга в обеспечении жизнедеятельности семьи и воспитании детей. Однако в современном обществе все изменилось. 
Женщина может экономически самостоятельно добывать средства к существованию, мужчина технологически может вести хозяйство в одиночку. Как же появились эти возможности?
Повсеместное женское образование и распространение женской трудовой деятельности практически на все сферы являются одним из ключевых факторов изменений, происходящих в семейном и социальном взаимодействии мужчин и женщин за последнее столетие.
До начала 19 века женское образование и в России и в Европе сводилось к минимуму. Языки, музыка, рисование, рукоделье. Чтение женщин из высшего общества удовлетворялось в основном романами, а средний и, тем более, низший класс – рабочие и крестьянство и вовсе своих дочерей читать не учили. 
Учили готовить, шить, прясть, вышивать, ухаживать за младенцами и за скотиной: пасти гусей, доить коров. Единственный вид самостоятельного и честного заработка, который был доступен, да и то только для образованной девушки – роль гувернантки, но опять же, эта возможность появилась в Европе с 17-18 века. И эта работа позволяла обеспечить только собственные нужды – гувернантке никто не позволил бы иметь собственных детей – она бы отвлекалась от детей работодателя, и зарплата была очень невелика, ее хватало только на одежду, кормили хозяева. В любом случае, после замужества женщину содержал муж, или же она так и скиталась из одной семьи в другую, воспитывая в течение 5-10 лет детей и получая очередные рекомендации.
В средние века наследование осуществлялось по мужской линии, женщина не имела своих средств и просила мужа, или отца о тех или иных покупках – многие женщины вообще не держали денег в руках. Разрешение на путешествие жене так же выдавал муж, и он мог отозвать паспорт в качестве наказания. Таким образом, мужчина имел значительную власть над своей женой, однако психологически это означало и большую ответственность, нежели у женщины. Супруга должна была экономно тратить деньги, но могла позволить себе не задумываться об источнике доходов, по крайней мер до тех пор, пока муж был жив, а семья не была разорена. 
Конечно, существовали и исключения: во время длительных отлучек, походов, поездок, в случае болезни, вдовства или угрозы разорения, женщина вполне могла взять власть в свои руки и хорошо управляться с хозяйством, но это могло быть явлением скорее временным или чрезвычайным. Мужчина, отстраненный женой от дел, воспринимался всеми окружающими как подкаблучник и слюнтяй.
 Невозможность содержать семью, растрата или разорение часто могли служить поводом для самоубийства мужа, тяжело переживавшего собственную несостоятельность.
Рост городов и индустриализация в 19 веке привели к востребованности женского труда на рынке, к расширению женского образования и росту женского самосознания. Борьба женщин за свои права во многом была связана с зависимостью от мужчины, распоряжаясь приданным жены и доходами семьи, муж мог все прокутить и оставить семью без средств к существованию. Однако потребовались изменения в законодательстве разных стран, чтобы женщины могли самостоятельно владеть или распоряжаться своим имуществом без опеки мужа. 
Постепенно, в течение 19 и к началу 20 века сформировался рынок женской рабочей силы: продавщицы, учительницы, портнихи, медсестры, горничные, няни, прачки, гладильщицы, секретарши – профессии, которые позволяли женщинам, находившимся в стесненных материальных обстоятельствах, содержать себя, а при необходимости и детей. Однако в этот же период учащаются случаи расставаний супругов, не разводов –церковное расторжение браков чрезвычайно затруднено, но разъездов, отдельного и более независимого проживания. Наглядное подтверждение теории поля – изменился один элемент – у женщины появился заработок  - меняется и другой – мужчина чувствует меньшую ответственность.Череда революций в Европе начала 20 века и первая мировая война, на несколько лет уведшая мужчин из семьи, резко изменили привычный социальный уклад – выяснилось, что женщины могут выполнять работу – и физическую и интеллектуальную – пахать, жать, служить на телефоне и телеграфе, работать фельдшерами и врачами, водить автомобили и трамваи. 
После первой мировой войны и пандемии гриппа, в Европе унесших в совокупности миллионы жизней, женщины смогли поднять детей уже самостоятельно. Изменились и социально-экономическая и психологическая ситуации – женщины могли получать образование, могли работать и получать заработную плату и продолжали бороться за свои права с мужчинами. 
За последние 100-150 лет выяснилось, что женщины могут заниматься любыми видами деятельности не хуже мужчин, зарабатывать не меньше, нежели мужчины и могут содержать семью даже без участия мужчины.
Однако необходимо помнить, что психологические установки, ориентированные на моногамный брак, складывались в течение двух тысячелетий, а все последние изменения происходят на памяти четырех или пяти поколений. Таким образом, внутри каждой женщины происходит столкновение архаично-архетипических норм (быть за мужем как за каменной стеной) и актуального социального опыта (я все могу сама).
Урбанизация  и научно-технический прогресс позволяют женщине самостоятельно обеспечивать  существование себя и своих детей без помощи мужчины, как, впрочем, и мужчина может воспитать детей без участия женщины, благодаря появлению в обиходе различных технических приспособлений.
В течение столетий домашний труд женщины занимал большую часть времени: готовить, мыть, подметать, стирать, ткать, прясть, шить, вязать, штопать, варить варенья, солить соленья, кормить птицу, доить скотину, коптить и вялить впрок, вот неполный список ежедневных дел.  В более обеспеченных классах необходимо контролировать прислугу – так ли сготовили, так ли убрали. Хлопот хватало. Да и у мужчин в  крестьянском доме обязанностей было не меньше: чинить сети, сбруи, телеги, ухаживать за лошадьми, конопатить щели, возить хворост, колоть дрова. Переселение в городские квартиры и появление всевозможной домашней техники сильно уменьшило груз привычных дел. Вяленое, соленое, копченое и вареное можно купить в магазине и разогреть в микроволновой печке, посудомоечная машина избавляет от мытья посуды, а стиральная – от стирки, пылесос ускоряет уборку, а одежду можно купить в магазине. У мужчин и вовсе исчезло поле деятельности – ни сетей, ни лошадей со сбруей не осталось, газ и электричество заменяют хворост с дровами, остались только краны, которые иногда подтекают, да и то можно вызвать сантехника. Однако остались архаичные предписания и ожидания: женщина должна быть хорошей хозяйкой, чтобы все было вкусно, чисто и уютно.  Стирка, уборка и приготовление еды это не мужское занятие, а женские обязанности. Мужчина должен уметь починить, если что сломается – обычно технически сложно, поскольку для ремонта домашних приборов нужны специальные познания. 
Новых функций для супруга в доме культурой пока не порождено. Так возникает еще один повод для разногласий в семье: если оба супруга работают, то на женщину ложится двойная нагрузка из-за ведения домашнего хозяйства. При этом мужчина, ведущий холостяцкий образ жизни, вполне организует свой быт без использования женского труда, применяя различные технические приспособления.
Таким образом, любой из супругов может вести хозяйство, тратя на это минимум времени и успевая совмещать домашнюю работу с успешной профессиональной деятельностью. Житейская жизненная необходимость в партнере исчезла. 
И женщина, и мужчина могут вести комфортную жизнь самостоятельно и ни в чем себя не ущемляя. С этой точки зрения, моногамный брак действительно утратил свое функциональное предназначение. Отныне пребывание в браке является не необходимостью, а выбором одной из возможностей. И если брачные отношения приносят много хлопот, то их легче расторгнуть, чем прилагать усилия для улучшения брака. 
Еще одним следствием вторжения научно-технического прогресса в семейную жизнь стало появление свободного досуга.
В течение столетий круговерть домашних дел происходила на глазах друг у друга, свободное время выдавалось редко. Совместный отдых предполагал посещение церкви, чтение Библии вслух, праздники с застольями и обрядами. Освобождение от монотонного домашнего труда  привело к появлению досуга – свободного времени, которое необходимо заполнить. И если раньше поездка в гости или на ярмарку требовала совместного планирования, то теперь даже в небольшом городе существует простор для выбора – пойти в гости, в кино, на танцы, в кафе, посмотреть телевизор, заняться спортом или почитать книгу. (Асоциальные способы не рассматриваем, хотя они дополняют разнообразие). В мегаполисе – тем более. Выставки, театры, презентации, концерты, рестораны, ипподром, зоопарк, аквапарк, библиотеки, интернет, лекции, казино, бары, стриптиз, клубы по интересам. А еще есть 20 каналов телевидения, и фильмы на любой вкус – на видео или DVD. Соответственно, освободившееся от рутины домашних дел время каждый из супругов заполняет по своему вкусу. И даже в том случае, если оба предпочитают читать книги или смотреть телевизор, но выбирают разные жанры или разные программы, то через несколько лет может выясниться, что имевшиеся взаимные интересы иссякли. Тем более это окажется вероятным, если один увлечется классической музыкой, а другой экстремальными видами спорта. 
На протяжении молодости, зрелости и пожилого возраста, каждый из супругов проходит ряд психологических и мировоззренческих кризисов, и если эти кризисы проходят вне психологической и духовной связи друг с другом, то велика вероятность через десять или двадцать лет обнаружить рядом постороннего и малоинтересного человека. Подобное открытие подталкивает к поиску людей более близких и к разрушению супружеских отношений. Таким образом, сохранение многолетнего взаимного интереса в современном браке является скорее результатом внутренней работы партнеров, нежели детерминированным продуктом жизнедеятельности пары.
Вопросы сохранения многолетнего взаимного интереса выглядят тем более актуальными, поскольку улучшение медицинского обслуживания и появление новых эффективных лекарств, привело к значительному увеличению продолжительности жизни современного человека. На протяжении столетий средняя продолжительность жизни составляла 35-45 лет. Мужчины гибли в сражениях, путешествиях, на охоте; женщины часто умирали в родах или быстро старели, рожая по 7-10 детей. В Европе регулярно вспыхивали эпидемии – чума, холера, оспа. Вероятность того, что оба супруга доживут до старости, была крайне невелика. 
Не случайно в литературе, начиная со сказок, так часто встречается тема взаимоотношений пасынка или падчерицы с мачехой или отчимом, дележа наследства между детьми от разных браков. Вдовство было очень распространено, приводя к  необходимости повторного брака, как для мужчины, так и для женщины. Женщины были экономически несамостоятельны, им был нужен кормилец, тем более, если от первого брака оставались маленькие дети. Мужчины, оставшись с детьми, также понимали, что в доме нужна хозяйка, которая будет готовить, кормить, стирать, убирать и обеспечивать полноценное функционирование семьи. Детская смертность была высокой, при неряшливом ведении хозяйства в отсутствии антибиотиков заболевание с летальным исходом у ребенка развивалось быстро. Очевидно,  что в те времена мужчина не мог этим заниматься сам, ему нужно было обеспечивать средства к существованию, и скорый повторный брак был естественным следствием потребности в партнере для организации налаженного семейного хозяйствования.
Из вышесказанного следует, что средняя продолжительность совместной жизни супругов в браке составляла не более 15-20 лет, а то и менее. В настоящее время, с улучшением условий жизни, питания, лечения средняя продолжительность жизни в развитых странах составляет около 60-75 лет.
Если мы рассмотрим моногамный брак, заключенный супругами в возрасте 20 лет, им, скорее всего, предстоит провести совместно порядка 40 или 50 лет, если они намерены выполнить клятву: «… пока смерть не разлучит нас». Легко понять, что сохранение общности интересов и взаимной привлекательности в течение 50 лет брака более трудоемко, нежели в течение 15 лет супружеской жизни. Как правило, 15-20 лет брака, наполненных заботами о хлебе насущном и воспитании детей, не давали возможности резкого социально-психологического и духовного расхождения между супругами, что в наше время случается сплошь и рядом, становясь еще одной причиной разводов.
Однако феномены психологической и духовной разобщенности супругов из-за разницы интересов возникли не в конце 20 века, еще А.П.Чехов, в рассказе «Попрыгунья», описывал ситуацию супружеской пары, где работающий врачом муж и жена, то писавшая этюды, то музицировавшая при гостях были совершенно чужими людьми. Жена мужа стеснялась и завела роман на стороне со скуки, а муж заразился от больного и умер. В наше время скорее всего развелись бы, тогда еще было не принято и могло встретить осуждение окружающих. 
В современном мире общественное мнение разводящихся не порицает, а скорее поддерживает, влияя на дестабилизацию брачных отношений. Основу для такого восприятия, помимо воздействия СМИ, составляют процессы урбанизации и миграции, как в пределах страны, так и зарубежья.
Вплоть до конца 19 века подавляющее большинство свадеб игралось в пределах близлежащих населенных пунктов – в своей или соседней деревне, селе, городе, уезде, и к тому же в пределах одного сословия. Родней считались до седьмого колена и дальше, система родства была очень разветвленной, (до сих пор на сельскую свадьбу в современной Украине может собираться до 400 человек родственников и гостей). Все были на виду, ненадлежащее поведение одного из супругов становилось достоянием общественности и ложилось пятном на всю семью, особенно на юношей и девушек на выданье.  Принадлежность жениха или невесты к хорошей фамилии или к захудалому роду могла существенно менять  их ценность на брачном рынке. Если в родне были женщины,  изменявшие мужу или мужчины, не способные прокормить семью, то тень подозрения ложилась и на следующие поколения – а вдруг и они такие же. В этих условиях сама мысль о разводе встречала яростное сопротивление со стороны всех окружающих, что вынуждало супругов и далее тянуть лямку неудачного брака.
Нельзя так же не сказать еще об одном завоевании 20 века. Упразднение классов и сословий, отсутствие официальной расовой, религиозной и национальной дискриминации позволило любящим сердцам соединяться абсолютно беспрепятственно. Половина всей романтической любовной литературы описывала истории двух людей разных национальностей или сословий, полюбивших друг друга и страдавших из-за невозможности быть вместе.
В Америке 19 века метисы, мулаты, индейцы и уж тем более негры, осмелившиеся обратить внимание на белую женщину, рисковали жизнью. А негритянки, мулатки и квартеронки могли быть любовницами, рожать детей и никогда не получать вольную от любимого господина.
Во всей Европе вплоть до 19 векам брак аристократии с купечеством полагался откровенным мезальянсом, какое бы состояние или приданное не было у партнера, не имевшего голубой крови.
Брак с людьми творческих профессий так же полагался мероприятием чрезвычайно экстравагантным, актеры и музыканты полагались людьми недостойными порядочной партии. 
Лезгинки, чеченки и татарки, выходившие замуж за русских офицеров на Кавказе и принимавшие христианство, подвергались проклятью родственников, с которыми утрачивали всякие связи. 
Однако свобода заключения брачных союзов – вне сословий, классов, религий и национальностей, предоставившая право любящим сердцам соединяться беспрепятственно, породила множество проблем между супругами.   Уклад семейной жизни для партнеров, происходящих из схожей среды, кажется вполне предсказуемым – во сколько вставать, какую еду готовить, как принимать решения, какие праздновать праздники, надо ли учить ребенка основам религии и какой именно – все эти вопросы решаются автоматически, иногда не выходя на уровень осознаваемых. Супруги спортсмены скорее всего отдадут ребенка в какую-нибудь секцию, а музыканты – в музыкальную школу. Православные будут праздновать Рождество в январе, а католики в декабре, правоверные мусульмане не будут есть свинину, а буддисты станут вкушать только растительную пищу. В московской семье ученых ребенка в первую очередь начнут учить буквам, а где-нибудь в сельской глубинке – кормить птицу или мыть посуду.
А в какой религии воспитывать ребенка, если муж буддист, а жена ревностная католичка? Кто должен принимать решения, если муж – уроженец Кавказа, где женщина находится под присмотром и защитой мужчины, а жена – предприимчивая и самостоятельная сибирячка, ходившая с отцом- лесником охотиться на медведя? 
Какие праздники отмечать в браке православной христианки с мусульманином? Подобные вопросы часто вызывают разногласия и затяжные ссоры, иногда приводя к разводам. Даже такой не имеющий национального или религиозного контекста вопрос, как планирование семейного бюджета, может служить поводом для разногласий: одна семья жила скромно,  деньги расходовали экономно, и сына приучили; в другой семье был хороший достаток, и тратили свободно, а на любимую дочку - с размахом. В результате брака юноши с девушкой она мужа регулярно называет жмотом, а он   считает жену мотовкой.Разница взглядов, традиций, обычаев, привычного образа жизни неминуемо ведет к взаимонепониманию и конфликтам, иногда возникающим по пустякам, но обиды и недовольство имеют склонность накапливаться, разрушающе действуя на супружеский союз. 
Результаты заключения брачных союзов вне сословных, национальных и религиозных ограничений так же являются наглядной иллюстрацией для теории поля, поскольку жесткие  межсословные и межнациональные границы, имевшиеся в прошлые века, обеспечивали большую взаимосвязанность людей внутри сословий и народностей, тогда как современная свобода установления отношений обусловливает и свободу расторжения брачных отношений.
Таким образом, мы видим, что многочисленные социально-экономические и  научно-технические достижения 20 века, такие как
увеличение продолжительности жизни;
облегчение домашнего труда средствами технического прогресса;
свобода выбора места жительства;
отсутствие сословных различий;
отсутствие национальных и религиозных запретов на заключение браков;
женское образование;
женское равноправие в вопросах профессиональной занятости;
порождают качественные изменения в институте брака. 
Обратной стороной проблемы изменения женского статуса в обществе и соответствующих изменений женской психологии является то, что для мужчин в их собственном статусе ничего не изменилось – они, так же как и столетия назад, могут учиться, работать и зарабатывать. У них нет необходимости менять представления о себе, нет кризиса самоидентификации. Изменение способов поведения женщины, ищущей новую гендерную идентичность и необходимость выстраивать непривычный рисунок взаимоотношений, вызывает у мужчины естественное бессознательное сопротивление.
Из этого противоречия также рождается одна из ловушек современного брака, столкновение традиционной модели распределения ролей, прав и обязанностей (мужчина – добытчик и хозяин в доме, властный и ответственный,  женщина – хранительница очага, уступчивая и терпеливая) с современными реалиями: женщина – самостоятельная и ответственная, мужчина – партнер, вынужденный считаться с ее интересами. При этом нередко жена адресует мужу двойственные послания: «я хочу быть на равных, хочу равные права» и «я хочу, чтобы ты обо мне заботился». Надо только помнить, что заботятся обычно о более слабых – о детях, о раненых, о больных, о недееспособных; или о равных на время их болезни и недееспособности. 
Сама эта постановка вопроса напоминает трудности подросткового возраста с их двойными стандартами – то ли уже взрослый, то ли еще нет, и отражает как саму сложность смены самоидентификации, так и затруднения окружающих. Как известно, родители норовят передать отроку обязанности без прав (мой посуду и покупай продукты, а возвращаться домой изволь в 21.00), а подросток стремится приобрести права без обязанностей (хочу мотоцикл, пиво и приходить домой заполночь, а  зарабатывать на бензин и готовить ужин – я еще маленький и вообще я учусь). Такого же рода противоречия, свидетельствующие о неясности супружеских ролей в современной семье, встречаются и в ожиданиях супругов. Точка зрения мужа: «Я буду зарабатывать, пусть она тоже работает (равенство), но что бы ужин, белые рубашки и пятерки у детей сохранялись (пускай хранит очаг)». Точка зрения жены: «Пусть он нас с маленьким ребенком содержит (добытчик), но по дому и с ребенком помогает (равенство)». При этом у каждого  из супругов может складываться впечатление, что он дает больше, нежели получает от партнера, взаимообмен нарушается и возникает переживание используемости и отсутствия любви со стороны супруга. По аналогии с противоречиями подросткового кризиса, из конфликта нельзя выйти, пока стороны не придут к добровольному согласию относительно прав и обязанностей, в чем бы оно не состояло.
 Современный институт брака переживает кризис и во что он переродится, никому не известно. Но можно пробовать помочь отдельно взятой семье. В работе с супружеской парой полезно выходить на максимально подробное осознавание клиентами их ожиданий и  представлений о супружеских ролях и отношениях. Если супругам удастся поговорить и договориться, то это может стать одним из шагов в нормализации супружеских отношений. Если нет, то, как говорил Ф.Перлз, «…этому нельзя помочь…», но можно в процессе работы перейти к теме борьбы за власть, происходящей в паре.
 
 
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем