X

Понятия "общение" и "доверие" в гештальт-терапии

Понятия
Проблемы общения и доверия – это актуальные темы, которые встают перед психологом-консультантом, психотерапевтом при работе с каждым клиентом. Когда к психологу только приходит клиент, он мало знает о нём, а психолог-консультант, психотерапевт о клиенте. Психотерапевт пытается установить контакт, построить рабочий альянс, формируя зону доверия, атмосферу, в которой клиент смог бы себя почувствовать защищённым, смог бы предъявляться, экспериментировать, «работать». В данной статье сделана попытка проанализировать, как происходит процесс общения, диалогическое взаимодействие, построение контакта и рабочего альянса в гештальт-терапии.
Гештальт-терапия имеет различные названия: теория «здесь и теперь», терапия контакта, экзистенциальный анализ, интегративная терапия, психодрама воображения. Терапия контакта – это название, которое в наибольшей степени отражает понимание того, что же такое гештальт-терапия.
Контакт – фундаментальное понятие гештальт-терапии, которое говорит о том, что организм не может находиться в безвоздушном пространстве, индивид не может развиться в мире, лишённом других людей. Базовые потребности могут удовлетворяться исключительно в контакте с окружающей средой. Границей контакта называется место встречи организма и окружающей среды. Гибкость границы контакта напрямую связана с тем, насколько индивид может удовлетворять свои потребности. Гештальт-терапия изображает типичные нарушения границы контакта, делающие взаимодействие со средой, в том числе межличностное, неэффективным (6, с. 116).
Гештальт-терапия основывается на диалогическом подходе экзистенциального философа Мартина Бубера. Философская традиция М. Бубера имеет ценность для развития теории гештальт-терапии, которая заключается в том, что в ядре существования человека находится специфическая форма контакта, называемая «Я-Ты» отношениями, фокусирующимися на подлинном опыте личности. Согласно данному подходу «Я-Ты» отношения формирует бытие человека. Отношения «Я-Ты» позволяют нам обращаться к людям как к «Ты», как к живому существу, личности и, более того, как к другу. «Я» и «Ты» при этом вступают в онтологический, истинный диалог. М. Бубер пишет: «… Мир «Ты» - вне контекста пространства, времени и причинности». Под этим подразумевается мир без материального пространства, говоря об отношениях, которые находятся в эмоциональном пространстве (1, с. 307).
Один из значимых моментов диалогического подхода заключается в том, что к цельности человеческого бытия, жизни невозможно приблизиться через отношение к self (понятие self введено П. Гудманом, который считал, что это постоянный процесс творческого приспособления индивидуума к внутренней («Я») и внешней («мир») среде (5, с. 124-128)). Это возможно «сделать» только посредством взаимодействия с другим self. Путь постижения личности, её внутреннего мира, эмоций, чувств, мыслей – это и есть диалог. М. Бубер высказывал мысль, что диалогическая позиция является тем, чем необходимо обладать каждому, кто является учителем или терапевтом. Значимым моментом является осознание гештальт-терапевта о том, что выздоровление приходит через отношения. Определяющими качествами диалогического подхода (отношений) в терапии являются включённость, присутствие, подлинное и откровенное общение и подтверждение бытия другого. Важным моментом терапии является то, что одна личность (психотерапевт) принимает в терапии диалогическую позицию, но при этом не требует этого же от другой личности (клиента). Гештальт-терапевт может встретиться с клиентом будучи в диалогической позиции, и при этом он намерен встретиться с другим, находиться с ним там, где он есть, без желания изменить его. «Я-Ты» отношения это встреча двух отличных людей самих по себе. В моменте «Я-Ты» не имеет значения, кто является психотерапевтом, а кто клиентом, - это состояние до слов и вне слов. Непосредственность, спонтанность (процесс в «здесь-и-сейчас»), честность и открытость, доступность психотерапевта и истинное равенство – это характеризует «Я-Ты» отношения (1, с. 312).
Подытоживая мысль, можно обратиться к словам пользующегося авторитетом гештальт-терапевта Г. Йонтефа: «… гештальт-терапевт работает с пациентом, способствуя развитию диалога, а не манипулируя им, ставя перед собой некую терапевтическую цель. Подобный контакт отличается неподдельной заботой, принятием и ответственностью за себя и свои действия» (4).
Вариативность поведения терапевта опирается на присутствие и истинное, откровенное общение, ограниченное только креативностью, индивидуальным стилем терапевта, терапевтической этикой и целью терапии. Гештальт-терапевты свободны в выборе обратной связи клиенту – они могут переживать (плакать) и радоваться (смеяться), или сидеть молча. Они могут присутствовать рядом с клиентом, быть рядом с ним, при этом применяя для этой цели способы, отвечающие их манере работы, сохраняя диалогические отношения, отражая процесс «здесь-и-сейчас», подходящий данной терапевтической задаче. Важным моментом является то, что терапевт не показывает свою «инаковость» клиенту, но он ожидает того момента, когда клиент будет готов с ней познакомиться. Данное знакомство может совершаться разными путями – через предъявление чувств терапевта, имеющих отношение к его жизни или к процессу сессии. В этом месте у клиента есть возможность попробовать эмпатически воспринимать чувства психотерапевта, что может способствовать его развитию.
Гештальт-терапевт фокусируется на потребности личностного роста клиента, вместе с тем сохраняя в поле внимания потребности адаптации и актуальное состояние клиента. Прохождение личной терапии и профессиональных и терапевтических тренингов для гештальт-терапевта является важным моментом, влияющим на «навык» терапевтического присутствия. Только в том случае гештальт-терапевт может подготовить своего клиента к диалогическим отношениям, если он сам к ним готов, если он в состоянии их простроить (1, с. 329).
Серж и Анна Гингеры – гештальт-терапевты, писали о том, что гештальт-терапия способствует построению истинного контакта между людьми (между психотерапевтом и клиентом), формированию творческого приспособления организма к окружающему миру, а также осознаванию внутренних механизмов, толкающих на повторение привычных стереотипов поведения. Гештальт-подход помогает распознавать процессы блокировки или обрывы в нормальном протекании цикла контакта (удовлетворения потребностей), убирает маски с избеганий, страхов, запретов (2, с. 22).
Гештальт-терапевт не старается разгадать симптом, но при этом он приглашает клиента исследовать его вместе, переживая его «здесь-и-сейчас», находясь в эмпатических отношениях. В этом заключается ценность встречи, в процессе которой простраиваются отношения между клиентом терапевтом (2, с. 200).
Важным местом начала работы в терапевтическом взаимодействии, отправной точкой в формировании целебных отношений является рабочий альянс. В гештальт-подходе ценностью являются терапевтические отношения, представляющие собой основной исцеляющий фактор. Центральным местом в гештальт-подходе являются терапевтические отношения, с одной стороны, предоставляющие живой контакт, а с другой, целебную аутентичную встречу двух человеческих существ. Терапевтические отношения предоставляют потрясающую возможность клиенту осознать самого себя, а также то, как он ведёт себя в отношениях. Рабочий альянс возникает тогда, когда психотерапевт предлагает помощь и поддержку - при этом он берёт на себя обязательства. Соглашаясь на это предложение, клиент выражает готовность участвовать в процессе изменений, а также берёт на себя обязательства, такие как регулярное посещение, оплату и т.д. Рабочий альянс или психотерапевтический альянс формируется, как только психотерапевт и клиент договорились о совместной работе. Под этим альянсом понимается формирование активного партнёрства, доверительных искренних отношений между психотерапевтом и клиентом, осознавание их совместной работы и её целей, при этом они готовы сотрудничать, веря, в искренние намерения друг друга. Клиент верит гештальт-терапевту, опираясь на то, что его главным намерением является работать в интересах клиента, даже в тех случаях, когда психотерапевт призывает клиента к сложным задачам. Гештальт-терапевт, в свою очередь, верит, что клиент делает всё, что может для того, чтобы помочь самому себе. Рабочий альянс – это предприятие, которое формируется не сразу, при этом имея различную динамику - временами усиливается или ослабевает, особенно когда у клиента есть ощущение, что терапевт его «не понимает». Отслеживание правильности совместного пути, одинаковости целей, оценивание адекватности и полезности отношений - является важнейшим способом для усиления рабочего альянса. Темп развития и стабильность рабочего альянса находятся в зависимости от нескольких факторов: стиля поведения клиента, присутствия у него опыта доверительных, искренних отношений, уровня его ответственности перед собой, способности гештальт-терапевта выражать истинное понимание и поддержку, быть аутентичным и конгруэнтным в процессе работы (3, с. 70).
Таким образом, рассмотренные понятия позволяют сделать следующий вывод. В гештальт-терапии ценностью являются терапевтические отношения, представляющие собой основной исцеляющий фактор. В основе данных отношений важное значение имеет рабочий альянс, направленный на формирование активного партнёрства, доверительных искренних отношений между психотерапевтом и клиентом, осознавание совместной работы и её целей, готовность сотрудничать, что определяет целебную аутентичную встречу двух человеческих существ. Посредством контакта между клиентом и психотерапевтом происходит работа. 
Аннотация: Данная статья посвящена общению и доверию в гештальт-терапии. В статье рассмотрены: определение гештальт-терапии; понятие контакта; диалогический подход представителя экзистенциальной философии М. Бубера; «Я-Ты» - отношения; вариативное поведение гештальт-терапевта; терапевтическое взаимодействие; рабочий альянс. Ценностью гештальт-терапии являются терапевтические отношения, представляющие главный исцеляющий фактор. Ключевые слова: гештальт-терапия; диалогический подход; понятие self; терапевтические отношения; психотерапевтический (рабочий) альянс.
Литература: 1. Булюбаш И.Д. Руководство по гештальт-терапии / Сер.: Золотой фонд психотерапии. – 3-е изд. – М.: Психотерапия, 2011. – 768 с. 2. Гингер С., Гингер А. Гештальт — терапия контакта / Пер. с фр. Е.В. Просветиной. - СПб.: Специальная Литература, 1999. – 287 с. 3. Джойс Ф., Силлс Ш. Гештальт-терапия шаг за шагом: Навыки в гештальт-терапии // Серия: «Современная психология: теория и практика». – М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2010. – 352 с. 4. Йонтеф Г. Гештальт-терапия: введение // Гештальт 2001. Сб. материалов Московского гештальт-института. – М., 2001. – С. 15 – 24. 5. Лебедева Н.М., Иванова Е.А. Путешествие в гештальт: теория и практика. - СПб.: Речь, 2004. – 560 с. 6. Малкина-Пых И.Г. Справочник практического психолога. Техники гештальта и когнитивной терапии. – М.: Эксмо. 
 
 
Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем