X

Ох уж эти бабушки

Ох уж эти бабушки
- Ты меня напрягаешь! – она выпаливает это сразу, стоит ей только коснуться стула, - ты жёсткая и агрессивная, рядом с тобой сложно.
Она – индивидуальная клиентка моего ко-терапевта. У них сложились доверительные и тёплые отношения, она смогла почувствовать себя желанной, интересной, активной. Поменяла работу, стала себе нравиться. А тут – я. Сразу видно, что человек нехороший. Наверняка злая, контролирующая, жестокая и с первого взгляда её не люблю. Или со второго, когда она рискнула со мной не поздороваться. Она меня ужасно боится, но терпеть такое положение дел больше не намерена. После непродолжительного колебания выходит работать именно со мной, но просит мою коллегу «быть недалеко» - мало ли что.
Похоже на этот смелый выход (выпад) ушла большая часть её решительности. С каждым словом она всё больше скручивается в кресле, её голос затихает, грудная клетка сминается навстречу моему взгляду. Она мучительно подбирает слова, оправдывается, когда я молчу, считает улыбку предвестницей сарказма, на попытки прояснить ситуацию реагирует так, как будто её вызвали на Лубянку: сжимает голову в плечи, опускает глаза, начинает дрожать руками: «нет, я, конечно, понимаю, что ты ничего такого… ты же терапевт, это наверняка только в моей голове… ты только не подумай… мне очень интересно… я думаю… боюсь…». Во всём теле живут только руки: перебирают предусмотрительно взятую салфетку (не хочет просить? Опираться? Быть беспомощной?), в них едва теплиться жизнь, но это всё таки жизнь. 
- Ты почти не двигаешься. Дыхание малозаметное, поза статичная. Голова вжата в плечи. Только руки совершают одно и то же движение, - я повторяю это движение для неё. Она с удивлением смотрит на свои ладони. Сосредотачивается на них и в этот момент как будто с её груди кто-то снимает невидимую плиту: дыхание становится ровным и глубоким, она слегка распрямляется. Это продолжается несколько секунд, не больше. Затем «плита» возвращается на место.
- Что сейчас произошло? Вот прямо сейчас, когда ты смотрела на свои руки. В тебе что-то поменялось.
- Не знаю… Мне т р е в о ж н о. Руки дрожат – это не хорошо. Глупо как-то… - она беспомощно улыбается, затем прячет руки под бёдра, будто своим весом прижимает их к стулу. Я прошу её достать руки и повторить это движение, только очень медленно. Прошу, чтобы она заметила, как меняется её состояние, какие ощущения появляются и исчезают в теле, какие эмоции или чувства наполняют её, какие образы рождаются. Медленно, словно через толщу воды эта маленькая хрупкая женщина начинает движение. Сперва указательный палец, затем средний, мизинец. Она перебирает пальцы изящными движениями, явно стараясь выглядеть если не красиво, то прилично. Голова приподнята, плечи расправлены, мышцы груди и рук в тонусе. 
- Ничего не чувствую, - качает головой. Просто механически совершаю движение, к тому же очень н а п р я г а ю т с я мышцы спины и рук…
Так бывает довольно часто. Например, совершает клиент какое-то н е о с о з н а н н о е действие - ногой там дёргает, или руками дрожит. А терапевт ему на это действие указывает, мол, смотри, гражданин хороший, ты левой ногой дёргаешь. Клиент на руку или ногу свою посмотрит как энтомолог-любитель на диковинную бабочку и соглашается. - Да, - говорит, - надо же: нога дёргается. Будто она сама по себе дёргается, а он - клиент тут совсем не при чём. Или вот просит терапевт что-то сделать, сказать там, позу поменять. Клиент охотно соглашается, начинает действие совершать, а потом вдруг останавливается и задумчиво так: надо же… меня что-то держит (трясёт, щекочет, происходит, появилось и т.д.). 
Общим для всех этих комментариев является употребление безличных глаголов, что, как вы помните из уроков русского языка, автоматически исключает какое-либо подлежащее. То есть действие, конечно, происходит, но как бы само по себе, без производителя. Состояние есть, но сам человек тут не при чём – накатило. Мои коллеги - психоаналитики, вслед за французским психиатром Пьером Жане используют термин «диссоциация» для обозначения подобного обезличивания. Правда, чаще всего, этот термин употребляется для описания более глубоких нарушений, например, отщепления аффекта при травме, но механизм остаётся тот же. Всё, что воспринимается человеком как негативное, избыточное, противоречащее его восприятию себя подлежит «изгнанию». 
Вот и сейчас, она совершает какое-то действие, а оно (тело) действию этому сопротивляется. Казалось бы – большое дело. Но, давайте разберёмся. Когда я работаю с клиентами, поддерживаю их на тернистом пути знакомства с собой и собственными выборами я много говорю об ответственности. Вначале это слово настораживает, вызывает протест или покорное смирение, и стойко ассоциируется только с одним чувством – чувством вины. Затем приходит другое понимание ответственности, как возможности о т в е т и т ь кому угодно или чему угодно. Как возможности мыслить, чувствовать, говорить и действовать согласно собственным убеждениям и исходя из данной ситуации. 
Итак, ответственность напрямую связана со способностью выбирать способ и форму реагирования. Но для того чтобы выбирать, нужно, прежде всего, осознавать то, что происходит. То, что происходит в данный момент времени, в пресловутом гештальтистском здесь-и-сейчас. То, что происходит со мной. И вот этот вот самый «Я», по моему глубокому убеждению, это не только одиннадцать лет школьного образования, собрание сочинений Пушкина и бабушкины напутствия перед свадьбой, но и, в среднем, килограмм шестьдесят-семьдесят вполне себе функционирующего мяса. Которое мыслит, чувствует, ощущает. Потеет. Ногой дёргает. Руками дрожит. И без осознавания себя действующим в каждый момент времени, никакие выборы произойти не могут. Даже, извините, экзистенциальные. Потому что это Я – болею, Я - злюсь, Я -себя останавливаю. Даже если и хочу сделать что-то другое.
- Попробуй сказать об этом иначе, - я останавливаю поток её мыслей, - попробуй сказать это так, чтобы было понятно, что это ты делаешь. Ты - двигаешь руками и ты - себя останавливаешь. Она замирает на несколько секунд и начинает медленно, будто пробуя на вкус говорить.
- Я перебираю пальцами в воздухе. Чувствую себя неловко. Я пытаюсь остановить это движение, напрягаю плечи и шею, будто сковываю себя. Я хочу что-то сделать, но останавливаю себя. – Она поднимает глаза на меня, смотрит вопрошающе. – Это что, я сама себя удерживаю? 
- Похоже. Знаешь от чего? Что это за действие? - я опять повторяю в воздухе движение пальцами, - Если бы ты не останавливала себя, то что бы могла сделать сейчас… со мной, например.
Она мгновенно преображается, как будто услышала что-то невероятно забавное, к щекам приливает кровь, начинают озорно блестеть глаза. 
- Потрогала бы, - отвечает не раздумывая, - мне интересно. Затем, так же мгновенно, она замирает: вновь останавливает дыхание, сковывает плечи и грудь, перестаёт смотреть на меня. 

Дальше мы будем долго выяснять чем (или кем) она себя останавливает в этом, таком наивном и детском желании «потрогать новую тётю», то есть проявить интерес и любопытство, обозначить его для себя и для меня, а значит признаться мне, что я интересна и, что страшнее всего, привлекательна. Дальше мы выйдем на огромное количество всякого рода «нельзя». Нельзя пялится, задавать неудобные вопросы, первой проявлять интерес (буду выглядеть навязчивой), трогать руками и нюхать, говорить о своей симпатии (унизительно) и придвигаться поближе (стыдно). 

Рутина. Стандартное терапевтическое исследование. Аргументы и факты её внутренней логики. Настолько же обычное, насколько невероятно важное. Оказывается, что эти, так прочно усвоенные идеи, совсем даже не из её опыта. Что она сама по себе очень любопытна и всегда завидует людям, способным проявлять к другим внимание и интерес, что бабушка… 
- Знаешь, наше время уже подходит к концу. Я не очень понимаю, как закончить эту работу. И я не знаю, как ты будешь обращаться со своим любопытством сейчас. 
- Спасибо, - она улыбается мне, - я намного проще себя чувствую рядом с тобой. Мне, пожалуй, достаточно… вот только, - она озорно улыбается, - можно я тебя всё-таки потрогаю?
 
 
Алексей Виноградов 04.04.2015 15:40:01

Внутренняя бабушка - это сила, способная остановить многое....но только не озорного внутреннего ребенка )

Чтобы написать комментарий, войдите на сайт под своим именем